Пресепсин и метаболиты оксида азота при инфекционных осложнениях у детей с онкопатологией

Е.Г. Головня, А.В. Сотников, В.Н. Байкова, О.П. Петина

Российский онкологический научный центр им. Н.Н. Блохина, Москва

Для корреспонденции: Сотников Анатолий Вячеславович — д.м.н., зав. отделением анестезиологии и реанимации НИИ детской онкологии и гематологии ФГБУ «РОНЦ им. Н.Н. Блохина» Минзрава РФ; e-mail: abcv@mail.ru

Для цитирования: Головня Е.Г., Сотников А.В., Байкова В.Н., Петина О.П. Пресепсин и метаболиты оксида азота при инфекционных осложнениях у детей с онкопатологией. Вестник интенсивной терапии. 2016;3:43–46.


Ранняя диагностика начала инфекционно-септических осложнений при комплексном лечении детей с онкопатологией является актуальной проблемой современной медицины. Использование современных методик определения значимых биомаркеров сепсиса позволяет проводить дифференцировку патологических состояний в зависимости от степени тяжести [начиная с синдрома системного воспалительного ответа (ССВО) и заканчивая септическим шоком и полиорганной недостаточностью], что имеет важное прогностическое значение. В данной работе представлены данные о различиях в концентрациях пресепсина (ПСП) и метаболитов оксида азота II [суммарное содержание нитратов и нитритов, (NOx)] в двух группах пациентов детского возраста с онкопатологией в зависимости от исхода заболевания (р < 0,05). Не было выявлено значимой корреляционной зависимости между этими биомаркерами в обеих группах пациентов. Полученные данные свидетельствуют о том, что повышение концентрации ПСП и одновременное снижение концентрации NOx соотносится с неблагоприятным исходом течения инфекционных осложнений.

Ключевые слова: биомаркеры сепсиса, дети, онкология, пресепсин, оксид азота

Поступила: 06.03.2016


Литература

  1. Mayr F.B., Yende S., Angus D.C. Epidemiology of severe sepsis. Virulence. 2014; 5(1): 4–11. doi: 10.4161/viru.27372. Epub 2013 Dec 11.
  2. Samraj R.S., Zingarelli B., Wong H.R. Role of biomarkers in sepsis care. Shock. 2013; 40(5): 358–365. doi: 1097/SHK.0b013e3182a66bd6.
  3. Колесниченко А.П., Мосякин Н.А., Распопин Ю.С., Кондрашов М.А. Информативность различных биохимических маркеров сепсиса: литературные и собственные данные. Сибирское медицинское обозрение. 2015; 4: 11–17. [Kolesnichenko A.P., Mosyakin N.A., Raspopin Yu.S., Kondrashov M.A. Informativnost’ razlichnyh biohimicheskih markerov sepsisa: literaturnye i sobstvennye dannye. Sibirskoe meditsinskoe obozrenie. 2015; 4: 11–17. (In Russ)]
  4. Vincent J.L., Donadello K., Schmit X. Biomarkers in the critically ill patient: C-reactive protein. Crit. Care Clin. 2011; 27: 241–251. doi: 10.1016/j.ccc.2010.12.010.
  5. Reinhart K., Meisner M. Biomarkers in the critically ill patient: procalcitonin. Crit. Care Clin. 2011; 27: 253–263. doi: 10.1016/j.ccc.2011.01.002.
  6. Yaegashi Y., Shirakawa K., Sato N. et al. Evaluation of a newly identified soluble CD14 subtype as a marker for sepsis. J. Infect. Chemother. 2005; 11: 234–238. doi: 10.1007/s10156-005-0400-4.
  7. Shozushima T., Takahashi G., Matsumoto N. et al. Usefulness of presepsin (sCD14-ST) measurements as a marker for the diagnosis and severity of sepsis that satisfied diagnostic criteria of systemic inflammatory response syndrome. J. Infect. Chemother. 2011; 17: 764–769. doi: 10.1007/s10156-011-0254-x. Epub 2011 May 12.
  8. Lupp C., Baasner S., Ince C. et al. Differentiated control of deranged nitric oxide metabolism: a therapeutic option in sepsis? Crit. Care. 2013; 17(3): 311. doi: 10.1186/cc12538.
  9. Endo S., Suzuki Y., Takahashi G. et al. Presepsin as a powerful monitoring tool for the prognosis and treatment of sepsis: A multicenter prospective study. J. Infect. Chemother. 2013;18(6): 891–897. doi: 10.1007/s10156-012-0435-2.
  10. Liu B., Chen Y.X., Yin Q. et al. Diagnostic value and prognostic evaluation of Presepsin for sepsis in an emergency department. Crit. Care. 2013; 17(5): R244. doi: 10.1186/cc13070.
  11. Levy M.M., Fink M.P., Marshall J.C. et al. 2001 SCCM/ESICM/ACCP/ATS/SIS International Sepsis Definitions Conference. Crit. Care 2003; 31: 1250–1256. doi: 10.1097/01.CCM.0000050454.01978.3B
  12. Голиков П.П., Николаева Н.Ю. Метод определения нитрита/нитрата (NOx) в сыворотке крови. Биомедицинская химия. 2004; 50(1): 79–85. [Golikov P.P., Nikolaeva N.Yu. Metod opredeleniya nitrita/nitrata (NOx) v syvorotke krovi. Biomeditsinskaya himiya. 2004; 50(1): 79–85. (In Russ)]
  13. Марков Х.М. Роль оксида азота в патогенезе болезней детского возраста. Российский вестник перинатологии и педиатрии. 2000; 4: 43–47. [Markov H.M. Pol’ oksida azota v patogeneze boleznej detskogo vozrasta. Rossijskij vestnik perinatologii i pediatrii. 2000; 4: 43–47. (In Russ)]
  14. Sargentini V., Ceccarelli G., D’Alessandro M. et al. Presepsin as a potential marker for bacterial infection relapse in critical care patients. A preliminary study. Chem. Lab. Med. 2014; 53(4): 567–573. doi: 10.1515/cclm-2014-0119.
  15. Shears L.L., Kawaharada N., Tzeng E. et al. Inducible nitric oxide synthase suppresses the development of allograft arteriosclerosis. Clin. Invest. 1997; 100(8): 2035–2042. doi: 10.1172/JCI119736