Blockade of the carotid sinus in endovascular surgery of the internal carotid arteries: why and to whom? Prospective single-center study

Articles

R.V. Polishchuk  , M.A. Piradov  , Y.V. Ryabinkina  , V.L. Shchipakin  , A.Yu. Koshcheev 

Research Center of Neurology, Moscow, Russia

For correspondence: Yulia V. Ryabinkina — Dr. Med. Sci., Head, Intensive critical care department, Department of Intensive critical care, Research Center of Neurology, Moscow, Russia; e-mail: Ryabinkina11@mail.ru

For citation: Polishchuk R.V., Piradov M.A., Ryabinkina Y.V., Shchipakin V.L., Koshcheev A.Yu. Blockade of the carotid sinus in endovascular surgery of the internal carotid arteries: why and to whom? Prospective single-center study. Annals of Critical Care. 2021;4:106–114. DOI: 10.21320/1818-474X-2021-4-106-114


Abstract

Introduction. The widespread use of transluminal balloon angioplasty with stenting of the internal carotid arteries as part of the prevention of ischemic stroke has led to an increase in the number of publications in the world literature indicating the development of carotid sinus syndrome (“hemodynamic instability”) in the perioperative period, cerebral and cardiac complications, and deaths. requires the development of other approaches to providing medical care to patients with atherosclerotic carotid stenosis. Objectives. To assess the efficacy and safety of carotid sinus blockade when performing angioplasty with stenting of the internal carotid arteries and to determine indications for its implementation. Materials and Methods. The study included 120 patients with atherosclerotic stenosis of the internal carotid arteries who underwent transluminal balloon angioplasty with stenting. 60 of them underwent carotid sinus blockade. Results. The incidence of SCS in the group of patients with BCS was 68.3 % (n = 41) versus 71.6 % (n = 43) in the group of patients without BCS (p > 0.05). However, none of the patients who underwent BCS had asystole and AV block (p < 0.05). With vasodepressor and cardio-inhibitory types, there is no significant difference in the time of occurrence of SCS between the groups (p > 0.05). With the most frequently developing type of SCS, mixed, the incidence of SCS with balloon dilatation is significantly lower with BCS — 16.7 % (BCS) versus 83.3 % (without BCS) (p < 0.05). When performing BCS in the group without SCS, in all cases there was no contralateral occlusion of the ICA (p < 0.05). Conclusions. BCS does not prevent the development of SCS, but eliminates such life-threatening complications as asystole and AV block. BCS can be indicated in patients with a history of cardiac pathology and is inappropriate for contralateral carotid occlusion.

Keywords: carotid stenosis, carotid sinus, syncope, baroreceptor reflex, asystole, hypotension, balloon angioplasty, stents, nerve block

Received: 18.06.2021

Accepted: 30.11.2021

Published online: 19.01.2022

Read in PDF

Лицензия Creative Commons Статистика Plumx английский

Введение

Начиная с 1990-х гг. улучшение мозгового кровотока при стенозирующем каротидном атеросклерозе — наиболее частой причине ишемического инсульта — путем использования транслюминальной баллонной ангиопластики со стентированием внутренних сонных артерий (ТЛБА ВСА), стало рутинной процедурой во всем мире, в том числе и в нашей стране. Результаты анализа проведенных в мире оперативных вмешательств показали, что этот метод является эффективным и достаточно безопасным [1]. Вместе с тем в ряде случаев ТЛБА ВСА сопровождается периоперационными осложнениями, в том числе с развитием летального исхода, что нивелирует «хирургический» успех операции: острым нарушением мозгового кровообращения (ОНМК), транзиторной ишемической атакой (ТИА), преходящим нарушением мозгового кровообращения (ПНМК), острым коронарным синдромом (ОКС), острым инфарктом миокарда (ОИМ) [2–5]. Данные «большие сосудистые события» в первую очередь обусловлены синдромом каротидного синуса (в зарубежной литературе, гемодинамической нестабильностью) вследствие вмешательства в области каротидных синусов, контролирующих в норме, как известно, ответ сердечно-сосудистой системы на различные триггеры [2, 6–8].

В 1998 г. Farrell O. Mendelsohn была установлена взаимосвязь между каротидной ангиопластикой со стентированием и «гемодинамической нестабильностью», аналогичной синдрому каротидного синуса (СКС). У каждого пятого пациента (21 %) имели место церебральные и/или кардиальные осложнения [2]. До настоящего времени обсуждается тактика ведения этих пациентов в периоперационном периоде, которая могла бы предупредить нежелательные события [4, 9–12]. Мы попытались определить роль блокады каротидного синуса (БКС) непосредственно перед ТЛБА ВСА в профилактике СКС и периоперационных осложнений.

Цель исследования — оценить эффективность и безопасность блокады каротидного синуса при выполнении ангиопластики со стентированием внутренних сонных артерий и определить показания для ее выполнения.

Материалы и методы

Проведено проспективное одноцентровое исследование, выполненное и одобренное локальным этическим комитетом ФГБНУ «Научный центр неврологии» (протокол № 1–5/18 от 07.02.18). В исследование включено 120 пациентов (мужчины, n = 88; женщины, n = 32) в возрасте от 44 до 91 года с атеросклеротическими стенозами внутренних сонных артерий (ВСА) («симптомные» стенозы не менее 60 % и «асимптомные» стенозы не менее 70 %), которым было выполнено плановое оперативное вмешательство — транслюминальная балонная ангиопластика со стентированием внутренних сонных артерий.

Критерии включения: пациенты с атеросклеротическими стенозами ВСА, которым показано выполнение ангиопластики со стентированием; наличие подписанного информированного согласия на проведение обследования и лечения, обработку персональных данных, а также согласие пациента на проведение БКС (при необходимости).

Критерии невключения: наличие абсолютных противопоказаний для ТЛБА ВСА (декомпенсация хронической сопутствующей патологии или острая соматическая патология); аллергические реакции в анамнезе при использовании рентгеноконтрастных веществ и местных анестетиков; оперативное вмешательство на шее в анамнезе, в том числе трахеостомия, каротидная эндартерэктомия и ТЛБА ВСА на ипсилатеральной стороне; острое нарушение мозгового кровообращения менее чем за 1 мес. до операции.

Участники исследования были рандомизированы на две группы: 60 пациентов с БКС (выполнена с письменного согласия пациента непосредственно перед оперативным вмешательством) и 60 пациентов без БКС. Перед началом исследования эти группы были сопоставлены между собой по факторам, ассоциированным с развитием СКС (анатомическим, демографическим, коморбидным, особенностями самого стеноза). Первичная конечная точка исследования — развитие СКС (кардиоингибиторного, вазодепрессорного, смешанного типов), частоту которого оценивали на следующих этапах — интраоперационно (1-й этап), в течение первого часа после дилатации (2-й этап) и свыше одного часа после дилатации (3-й этап).

Методика блокады каротидного синуса. Раствор анестетика вводился в проекцию каротидной вилки путем чрескожной пункции в точке пересечения линий, образованных верхним краем щитовидного хряща и передним краем грудино-ключично-сосцевидной мышцы, под рентгеноскопическим контролем с коррекцией уровня по результатам ангиографии. Положение пациента на операционном столе — лежа на спине, голова прямо. При выполнении блокады анестезиолог-реаниматолог находился у головы пациента. Проводилась обработка операционного поля и выполнялась инфильтрационная анестезия раствором лидокаина 2 % 2 мл. При выполнении БКС справа указательным и средним пальцами правой руки определяли пульсацию сонной артерии, пункцию выполняли с медиальной стороны указательного пальца анестезиолога-реаниматолога с учетом анатомических ориентиров, полученных при ангиографии (рис. 1).

Рис. 1. Блокада каротидного синуса справа

Fig. 1. Blockade of the carotid sinus on the right

 

При выполнении БКС слева указательным и средним пальцами левой руки определяли пульсацию сонной артерии, пункцию выполняли с медиальной стороны указательного пальца врача с учетом анатомических ориентиров, полученных при ангиографии. Иглу 22G 1 1/2 со срезом 45° продвигали в тканях под рентгеноскопическим контролем в двух проекциях, с необходимой коррекцией положения ангиографической установки для улучшения визуализации сосудов, к каротидной вилке, где и вводили раствор анестетика. Для БКС применялся раствор ропивакаина 7,5 мг — 5 мл. Изучались следующие осложнения БКС: системные реакции ропивакаина — системная токсичность, кардиотоксичность (нарушение ритма сердца и проводимости, гипотония, гипертония, остановка сердечной деятельности), нейротоксичность (психомоторное возбуждение, судороги, утрата сознания), индивидуальная непереносимость анестетика и местные реакции (отечно-инфильтративные изменения мягких тканей шеи, гематомы и кровотечение, травма подчелюстной слюнной железы). Проводился анализ периоперационных исходов при выполнении БКС: летального исхода, церебральных (ОНМК, ПНМК, ТИА, реперфузионного синдрома, «немых» ишемических очагов в «зоне интереса») и кардиальных осложнений (ОКС, ОИМ, периоперационного обратимого повреждения миокарда, нарушения сердечного ритма).

Всем пациентам интраоперационно и в послеоперационном периоде до перевода из отделения анестезиологии и реанимации в профильное отделение осуществляли мониторинг неврологического статуса и жизненно важных функций: инвазивный и неинвазивный артериального давления, частоты сердечных сокращений, частоты дыхания, SpO2. СКС его типы диагностировали согласно классификации Weiss и Baker [7]. Коррекцию СКС проводили лекарственными препаратами (допамин 25 мг/5 мл в/в с использованием инфузионного шприцевого насоса в средней дозе 2–10 мкг/кг/мин; атропина сульфат 0,5 мг в/в на введение до достижения необходимой ЧСС (максимальная суточная доза 3 мг)). При наличии противопоказаний к использованию атропина сульфата в предоперационном периоде пациентам под рентгенологическим контролем устанавливался временный внутривенный эндокардиальный стимулятор в режиме «on demand» (по требованию).

Статистическая обработка полученных результатов проводилась с применением программ Microsoft Excel, пакета прикладных программ Statistica 9.0 (Statsoft Inc, USA). Использовались параметрические и непараметрические методы анализа, описательная статистика с вычислением абсолютного и относительного количества больных, среднего значения, квадратного отклонения, максимального и минимального значения по выборке, медианы, 25 % и 75 % квартилей. Достоверными считались показатели< 0,05. Разница частот между группами оценивалась по таблицам сопряженности с помощью критерия χ².

Результаты

Для достоверной оценки эффективности БКС выполнен сравнительный анализ частоты и типов СКС между группами пациентов с БКС и без БКС. Также между этими группами проведен сравнительный анализ сроков развития и продолжительности СКС. Предварительно обе группы были сопоставлены по факторам, ассоциированным с развитием СКС, широко обсуждаемым в литературе (табл. 1). Необходимо отметить, что коморбидная патология несколько чаще была представлена у пациентов с БКС, однако статистически значимой разницы между группами получено не было (p > 0,05), за исключением частоты фактора курения и сахарного диабета (p < 0,05).

Таблица 1. Сравнительная характеристика пациентов с БКС и без БКС

Table 1. Comparative characteristics of patients with BCS and without BCS

Факторы, ассоциированные с развитием СКС

БКС

(50 %; n = 60)

Без БКС

(50 %; n = 60)

p

Анатомические

Высокое расположение каротидной бифуркации

1,6 %; (n = 1)

5 %; (n = 3)

0,297

Демографические

Пол

мужчины 70 % (n = 42)

мужчины 47 % (n = 28)

p > 0,05

женщины 30 % (n = 18)

женщины 53 % (n = 32)

Возраст

64,4 (44–91)

67,7 (57–82)

p > 0,05

Коморбидные

Артериальная гипертония

93,3 %; (n = 56)

58,3 %; (n = 35)

p > 0,05

Мерцательная аритмия

16,6 %; (n = 10)

6,6 %; (n = 4)

0,087

Хроническая почечная недостаточность

16,6 %; (n = 10)

13,3 %; (n = 8)

0,612

Гиперлипидемия

13,3 %; (n = 8)

6,6 %; (n = 4)

0,22

Курение

67 %; (n = 40)

33,3 %; (n = 20)

0,0002

Ишемическая болезнь сердца

48,3 %; (n = 29)

30 %; (n = 18)

0,05

Сахарный диабет

33,3 %; (n = 20)

11,7 %; (n = 7)

0,0046

ОНМК в анамнезе

23,3 %; (n = 14)

16,6 %; (n = 10)

0,358

ОИМ в анамнезе

18,3 %; (n = 11)

13,3 %; (n = 8)

0,453

Характеристики стеноза

«Асимптомный» стеноз не менее 70 %

50 %; (n = 30)

50 %; (n = 30)

p > 0,05

«Симптомный» стеноз не менее 60 %

50 %; (n = 30)

50 %; (n = 30)

p > 0,05

Контралатеральная каротидная окклюзия

8,3 %; (n = 5)

11,7 %; (n = 7)

0,535

Стеноз справа

57 %; (n = 34)

48,3 %; (n = 29)

0,339

Стеноз слева

43 %; (n = 26)

51,7 %; (n = 31)

0,339

 

Частота СКС в группе пациентов с БКС составила 68,3 % (n = 41) vs 71,6 % (n = 43) в группе пациентов без БКС (р > 0,05). В группе пациентов с БКС, так же как и в группе пациентов без БКС, наиболее частым типом СКС являлся смешанный. Он развился у 60 % пациентов (n = 24). Достоверной разницы между группами по типам СКС не получено (р > 0,05) (рис. 2). Однако ни у одного из пациентов, которым была выполнена БКС, не отмечены асистолия и АВ-блокада (p < 0,05) (табл. 2).

Рис. 2. Типы синдрома каротидного синуса при БКС и без БКС

Fig. 2. Types of carotid sinus syndrome with and without BCS

 

Таблица 2. Сроки развития СКС у пациентов с БКС и без БКС

Table 2. Timing of development of SCS in patients with BCS and without BCS

Тип СКС

Физикальные данные

Сроки развития

БКС (n = 60; 50 %)

Без БКС (n = 60; 50 %)

р

Кардиоингибиторный

Синусовая брадикардия

Интраоперационно (дилатация)

1; 12,5 %

3; 33,3 %

0,313

1-й час после дилатации

4; 50 %

2; 22,3 %

0,233

Более 1 ч

3; 37,5 %

1; 11,2 %

0,202

АВ-блокада

2; 22,2 %

0,156

Асистолия

1; 11,2 %

0,329

Вазодепрессорный

Интраоперационно (дилатация)

4; 44,4 %

3; 60 %

0,576

1-й час после дилатации

3; 33,3 %

2; 40 %

0,802

Более 1-го часа

2; 22,3 %

0,254

Смешанный

Синусовая брадикардия

Интраоперационно (дилатация)

4; 16,7 %

25; 83,3 %

0,046

1-й час после дилатации

4; 16,7 %

2; 6,7 %

0,251

Более 1 ч

16; 66,6 %

2; 6,7 %

0,043

АВ-блокада

1; 3,3 %

0,369

Асистолия

 

Артериальная гипотония

Интраоперационно (дилатация)

4; 16,7 %

27; 93 %

0,329

1-й час после

дилатации

6; 25 %

1; 3,5 %

0,021

Более 1 ч

14; 58,3 %

1; 3,5 %

0,037

 

Анализ сроков развития СКС у пациентов с БКС и без БКС показал, что при вазодепрессорном типе достоверной разницы во времени возникновения СКС нет (p > 0,05). У большинства пациентов в обеих группах СКС развивался интраоперационно и в течение первого часа после баллонной ангиопластики: 77,7 % (БКС) и 100 % (без БКС) (см. табл. 2).

При кардиоингибиторном типе достоверной разницы также получено не было, однако если учесть интраоперационное развитие АВ-блокады и асистолии, то частота развития СКС интраоперационно у пациентов с БКС достоверно меньше, чем без БКС (p < 0,05) (табл. 3).

Таблица 3. Сроки развития кардиоингибиторного типа СКС у пациентов с БКС и без БКС

Table 3. The timing of the development of the cardioinhibitory type of SCS in patients with BCS and without BCS

Физикальные данные

Сроки развития

БКС (n = 8)

Без БКС (n = 9)

р

Синусовая брадикардия, АВ-блокада, асистолия

Интраоперационно (дилатация)

1; 12,5 %

6; 66,5 %

0,024

1-й час после дилатации

4; 50 %

2; 22,3 %

0,233

Более 1 ч

3; 37,5 %

1; 11,2 %

0,202

 

При наиболее часто развивающимся типе СКС, смешанном, частота развития СКС при дилатации баллона также была достоверно меньше — 16,7 % (БКС) и 83,3 % (без БКС) (p < 0,05). У большинства пациентов (58,3–66,6 %) с БКС СКС развивался отсрочено (свыше 1 ч после операции) (p < 0,05) (см. табл. 2).

В рамках оценки безопасности БКС для пациента мы оценивали возникновение системных и местных реакций (табл. 4).

Таблица 4. Осложнения блокады каротидного синуса

Table 4. Complications of carotid sinus blockade

Осложнения

Частота развития (n; %)

Системные реакции ропивакаина

Системная токсичность (кардио- и нейротоксичность)

Индивидуальная непереносимость анестетика

Местные реакции

Отечно-инфильтративные изменения мягких тканей шеи

2; 3,3 %

Гематома

1; 1,6 %

Кровотечение

1; 1,6 %

Травма подчелюстной слюнной железы с развитием сиалоаденита

1; 1,6 %

 

Принимая во внимание полученные результаты эффективности БКС, дополнительную лучевую нагрузку на пациента и медицинский персонал, увеличение экономических затрат на оперативное вмешательство, возможные технические трудности и местные реакции, с целью четкого определения показаний к этой манипуляции нами проведен сравнительный анализ пациентов с СКС и без оного при БКС (табл. 5), а также частоты цереброкардиальных осложнений в этих группах (табл. 6).

Таблица 5. Сравнительная характеристика пациентов с СКС и без СКС при выполнении БКС

Table 5. Comparative characteristics of patients with SCS and without SCS when performing BCS

Факторы, ассоциированные с развитием СКС

СКС (68,3 %; n = 41)

Без СКС (31,7 %; n = 19)

p

Анатомические

Высокое расположение каротидной бифуркации

4,9 %; (n = 2)

5,2 %; (n = 1)

0,96

Демографические

Пол

мужчины 66 % (n = 27)

мужчины 79 % (n = 15)

0,306

женщины 34 % (n = 14)

женщины 21 % (n = 4)

Возраст

69,6 (44–91)

65,7 (53–82)

p > 0,05

Коморбидные

Артериальная гипертония

92,7 %; (n = 38)

95 %; (n = 18)

0,768

Мерцательная аритмия

12 %; (n = 5)

15,8 %; (n = 3)

0,738

Хроническая почечная недостаточность

73 %; (n = 30)

74 %; (n = 14)

0,935

Гиперлипидемия

19,5 %; (n = 8)

0 %; (n = 0)

0,042

Курение

44 %; (n = 18)

52 %; (n = 10)

0,563

Ишемическая болезнь сердца (ИБС)

46,3 %; (n = 19)

52,6 %; (n = 10)

0,649

Сахарный диабет

31,7 %; (n = 13)

36,8 %; (n = 7)

0,696

ОНМК в анамнезе

14,6 %; (n = 6)

42,1 %; (n = 8)

0,019

ОИМ в анамнезе

17 %; (n = 7)

21 %; (n = 4)

0,709

Характеристики стеноза

«Асимптомный» стеноз не менее 70 % (I группа)

56 %; (n = 23)

36,8 %; (n = 7)

0,171

«Симптомный» стеноз не менее 60 % (II группа)

44 %; (n = 18)

63,2 %; (n = 12)

0,171

Контралатеральная каротидная окклюзия

12 %; (n = 5)

0 %; (n = 0)

0,011

Стеноз справа

61 %; (n = 25)

47,4 %; (n = 9)

0,323

Стеноз слева

39 %; (n = 16)

52,6 %; (n = 10)

0,309

 

Из таблицы 5 видно, что в группе пациентов без СКС достоверно выше частота ОНМК в анамнезе в «заинтересованном» бассейне ВСА и во всех случаях отсутствует контралатеральная окклюзия ВСА (p < 0,05), что может говорить об эффективности БКС именно у этих пациентов.

Анализ периоперационных исходов у пациентов с СКС и без СКС при выполнении БКС представлен в табл. 6.

Таблица 6. Периоперационные исходы у пациентов с СКС и без СКС при выполнении БКС

Table 6. Perioperative outcomes in patients with SCS and without SCS when performing BCS

 

СКС (68,3 %; n = 41)

Без СКС (31,7 %; n = 19)

р

Летальный исход

0 %; (n = 0)

0 %; (n = 0)

 

Церебральные осложнения

ОНМК

7,3 %; (n = 3)

0 %; (n = 0)

0,227

ПНМК

0 %; (n = 0)

5,3 %; (n = 1)

0,137

ТИА

2,4 %; (n = 1)

5,3 %; (n = 1)

0,559

Реперфузионный синдром

0 %; (n = 0)

0 %; (n = 0)

 

Периоперационные острые «немые» ишемические очаги

78 %; (n = 32)

53 %; (n = 10)

0,05

Кардиальные осложнения

ОИМ

0 %; (n = 0)

5,3 %; (n = 1)

0,137

ОКС

0 %; (n = 0)

0 %; (n = 0)

 

Периоперационное обратимое повреждение миокарда

14,6 %; (n = 6)

0 %; (n = 0)

0,079

Острое нарушение ритма сердца

2,4 %; (n = 1)

0 %; (n = 0)

0,496

 

Обсуждение

В настоящее время, несмотря на широкое обсуждением проблемы гемодинамической нестабильности при ТЛБА ВСА, в нашей стране выполнено мало работ в поисках оптимальной тактики периоперационного ведения этой категории пациентов [9, 13]. Во многих зарубежных центрах, выполняющих эти операции, практические единодушным является мнение о целесообразности «анестезиологического обеспечения во время каротидного стентирования и госпитализации пациентов в отделения интенсивной терапии в течение нескольких часов после операции», которое стало «стандартом оказания медицинской помощи» [11, 12].

В противоположность ранее опубликованным работам, сообщающим об высокой эффективности БКС [11, 13], в нашем исследовании установлено, что БКС, являясь безопасной в условиях рентгенологического контроля методикой, не позволяет исключить развитие СКС. Однако крайне важно, что она предотвращает такие жизнеугрожающие осложнения ТЛБА ВСА, как асистолия и АВ-блокада, в пять раз уменьшая возникновение СКС непосредственно в момент баллонной ангиопластики и откладывая его развитие на более поздние сроки после операции, что, возможно, может оказаться важным для адаптации головного мозга к новым условиям мозгового кровообращения.

По нашему мнению, показанием для выполнения БКС при каротидном стентировании может являться наличие у пациентов кардиальной патологии, а именно ИБС (стабильной стенокардии напряжения 1-го и 2-го функциональных классов, постинфарктного кардиосклероза, хронической сердечной недостаточности I–II степени, любых нарушений сердечного ритма и проводимости). Проведение БКС с целью профилактики синдрома каротидного синуса пациентам с контралатеральной каротидной окклюзией нецелесообразно, в том числе и пациентам с кардиальной патологией. Полученные в результате исследования данные позволяют персонализировать оказание медицинской помощи пациентам со стенозирующим атеросклерозом ВСА. Проблемами, требующими дальнейшего изучения, являются: методика проведения БКС, доза и вид вводимого местного анестетика, использование ультразвукового контроля взамен рентгенологического и ряд других.

Заключение

  1. Блокада каротидного синуса является безопасным методом, позволяющим предотвратить жизнеугрожающие кардиальные осложнения стентирования внутренних сонных артерий — асистолию и АВ-блокаду, в 5 раз уменьшая развитие СКС непосредственно в момент баллонной ангиопластики.
  2. При проведении блокады каротидного синуса синдром каротидного синуса достоверно чаще возникает в отдаленные сроки после оперативного вмешательства, в среднем через 6–8 ч после БКС.
  3. Показанием для выполнения блокады каротидного синуса при ангиопластике со стентированием внутренних сонных артерий у «симптомных» пациентов с атеросклеротическими стенозами не менее 60 % и у «асимптомных» пациентов с атеросклеротическими стенозами не менее 70 % может быть наличие кардиальной патологии, а именно ИБС и любых нарушений сердечного ритма и проводимости.
  4. Проведение блокады каротидного синуса пациентам с контралатеральной каротидной окклюзией нецелесообразно, поскольку не предотвращает развитие синдрома каротидного синуса.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Disclosure. The authors declare that they have no competing interests.

Вклад авторов. Полищук Р.В., Пирадов М.А., Рябинкина Ю.В., Щипакин В.Л., Кощеев А.Ю. — разработка концепции статьи, получение и анализ фактических данных, написание и редактирование текста статьи, проверка и утверждение текста статьи.

Author contribution. Polishchuk R.V., Piradov M.A., Ryabinkina Y.V., Shchipakin V.L., Koshcheev A.Yu. — all authors according to the ICMJE criteria participated in the development of the concept of the article, obtaining and analyzing factual data, writing and editing the text of the article, checking and approving the text of the article.

ORCID авторов

Полищук Р.В. 

Пирадов М.А. 

Рябинкина Ю.В. 

Щипакин В.Л. 

Кощеев А.Ю. 


References

  1. Бокерия Л.А., Покровский А.В., Сокуренко Г.Ю. и др. Национальные рекомендации по ведению пациентов с заболеваниями брахиоцефальных артерий. Ангиология и сосудистая хирургия 2013; 19. [Bokeriya L.A., Pokrovskiy A.V., Sokurenko G.Yu., et al. National guidelines for the management of patients with diseases of the brachiocephalic arteries. Angiology and Vascular Surgery 2013; 19. (In Russ)]
  2. Mendelsohn F.O., Weissman N.J., Lederman R.J., et al. Acute hemodynamic changes during carotid artery stenting. Am J Cardiol 1998; 82: 1077–81. DOI: 10.1016/s0002-9149(98)00562-1
  3. de Borst G., Moll F. Commentary: Hemodynamic Instability Induced by Carotid Artery Stenting. J Endovasc Ther. 2013; 20(1): 61–3. DOI: 10.1583/12-1
  4. Altinbas A., Algra A., Brown M.M., et al. Effects of carotid endarterectomy or stenting on hemodynamic complications in the International Carotid Stenting Study: a randomized comparison. International Journal of Stroke. 2014; 9: 284–90. DOI: 10.1111/ijs.12089
  5. Noori V.J., Aranson N.J., Malas M., et al. Risk factors and impact of postoperative hypotension after carotid artery stenting in the Vascular Quality Initiative. J Vasc Surg. 2021; 73(3): 975–82. DOI: 10.1016/j.jvs.2020.06.116
  6. Czermak J. Ueber mechanische Vagus Reizung beim Menschen. Jenaische Ztschr. f. Med. u. Naturwiss. 1866; 2: 384–455.
  7. Weiss S., Baker J.P. The carotid sinus reflex in health and disease. Its role in the causation of fainting and convulsions. Medicine. 1933; 12(3): 297–354. DOI: 10.1097/00005792-193309000-00003
  8. Strasberg B., Sagie A., Erdman S., et al. Carotid Sinus Hypersensitivity and the Carotid Sinus Syndrome. Progress in Cardiovascular Diseases. 1989; 31(5): 379–91. DOI: 10.1016/0033-0620(89)90032-7
  9. УсачевД.Ю., Лукшин В.А., Яковлев С.Б. и др. Рекомендательный протокол: хирургическое лечение стенозирующих поражений магистральных артерий головного мозга. Nsicu.ru [Internet]. 2009 [цитировано 8 мая 2021]. Доступно: http://nsicu.ru/uploads/attachment/file/100/Recommendations-Stenosy.pdf [Usachev D, Lukshin V, Yakovlev et al. Recommended protocol: surgical treatment of stenosing lesions of the main cerebral arteries. Nsicu.ru [Internet]. 2009 [cited 2021 May 8]. Available from: http://nsicu.ru/uploads/attachment/file/100/Recommendations-Stenosy.pdf (In Russ)]
  10. Струк Ю.В., Якушева О.А., Сарычев П.В., Мищерин В.А. Оценка изменений гемодинамики при операциях стентирования внутренних сонных артерий. Международный Научный Институт «Educatio». 2015; 3 (10): 60–2. [Struk Yu.V., Yakusheva O.A., Sarychev P.V., Mishcherin V.A. Evaluation of hemodynamic findings during the operations of internal carotid artery stenting. International Scientific Institute “Educatio”. 2015; 3 (10): 60–2. (In Russ)]
  11. Mourikis D., Chatoupis K., Katsenis K., et al. Percutaneous injection of lidocaine within the carotid body area in carotid artery stenting: an ‘‘old-new’’ technique. Cardiovasc Intervent Radiol. 2008; 31(4): 709–12. DOI: 10.1007/s00270-007-9239-7
  12. Cho C., Park H. Hemodynamic stability during carotid artery stenting under general anesthesia in elderly patients with a high grade carotid artery stenosis. Journal of NeuroInterventional Surgery. 2010; 2(Suppl_1): A40–A40. DOI:1136/jnis.2010.003251.36
  13. Богданов Р.О., Шишкина Е.Н. Синокаротидная новокаиновая блокада как метод профилактики интраоперационных осложнений при ангиопластике и стентировании сонных артерий. Перспективные направления и новые технологии в здравоохранении. Материалы VII Республиканской научно-практической конференции. Йошкар-Ола, 2012. [Bogdanov R.O., Shishkina E.N. Sinocarotid novocaine blockade as a method of preventing intraoperative complications in angioplasty and stenting of the carotid arteries. Promising directions and new technologies in healthcare. Materials of the VII Republican Scientific and Practical Conference. Yoshkar-Ola, (In Russ)]