Xenon anesthesia during the oral cavity sanitation in child with consequences of perinatal brain damage (case report)

V.V. Lazarev1, D.M. Haliullin2, R.R. Gabdrafikov2, E.S. Gracheva2, E.E. Kuznetsova3, D.V. Koshcheev2

1 «Pirogov Russian National Research Medical University», Moscow

2 LLC “Dental Forte Elit”, Naberezhnye Chelny

3 PAHI “Municipal Hospital No. 5’, Naberezhnye Chelny

For correspondence: Dinar M. Haliullin, doctor intensivist of LLC Dental Forte Elit, Naberezhnye Chelny; e-mail: dr170489@yandex.ru

For citation: Lazarev VV, Haliullin DM, Gabdrafikov RR, Gracheva ES, Kuznetsova EE, Koshcheev DV. Xenon anesthesia during the oral cavity sanitation in child with consequences of perinatal brain damage (case report). Alexander Saltanov Intensive Care Herald. 2019;2:105–110. DOI: 10.21320/1818-474X-2019-2-105-110


Abstract

Halogenated inhalation anesthetics have some adverse effects, including the ability to have a negative effect on the developing brain in children, one of the manifestations of which are cognitive dysfunctions, especially in the younger age group. The article presents a clinical case of xenon in combined inhalation anesthesia in a child with the consequences of perinatal brain damage. During anesthesia, a spontaneous ventilation mode was applied with pressure support ventilation (PSV). There was noted high efficacy and safety xenon anesthesia in a dental treatment, the absence of the effect of anesthesia on cognitive function in a child with a compromised nervous system. It is advisable to further study the use of xenon in the pediatric dentistry anesthesia.

Keywords: xenon, inhalation anesthesia, volatile anesthetics, children, dentistry

Received: 27.01.2019

Accepted: 26.03.2019

Read in PDF

Статистика Plum английский

У детей с имеющимися проблемами центральной нервной системы проведение многих диагностических и лечебных процедур затруднено. Лечение зубов занимает особое положение ввиду высокого психотравмирующего эффекта как у здоровых детей, так и у детей с различными соматическими отклонениями. Лечение зубов на плановом приеме стоматолога детей с сопутствующей патологией, в особенности с патологией центральной нервной системы, сводится к серьезным переживаниям ребенка, родителей и лечащего врача. Безусловно, в данной ситуации страдает качество проводимого лечения.

Участие анестезиолога в процессе лечения позволяет не отвлекаться стоматологу от его непосредственной работы, родителям — чувствовать уверенность и спокойствие, и отсутствует компонент психотравмирующего фактора для ребенка.

Положительные качества ксенона, каковыми являются анальгетический, антистрессорный, седативный, кардиопротективный и нейропротективный эффекты, высокая управляемость анестезией, отсутствие токсичности и побочных проявлений делают его препаратом выбора в анестезиологическом обеспечении стоматоло гических вмешательствах у детей, особенно с сопутствующей патологией [1–16]. Особое значение в применении анестезии ксеноном имеет возможность быстрого пробуждения ребенка сразу же в кресле стоматолога по окончании лечения, отсутствие постнаркозной ажитации и влияния на когнитивные функции [17–28]. Данные положительные свойства ксенона послужили основанием к его применению у ребенка с отягощенным неврологическим анамнезом с целью максимального уменьшения негативного влияния общей анестезии.

В стоматологическую клинику ООО «Дентал Форте Элит» г. Набережные Челны поступил мальчик — 4 года, вес 16,7 кг, рост 110 см, для санации полости рта. Из анамнеза известно, что ребенок состоит на учете у невролога, офтальмолога и кардиолога. Неврологический диагноз: последствия перинатального поражения головного мозга и шейного отдела позвоночника с формированием вентрикуломегалии, атрофических изменений полушарий мозга, гипертензионно-гидроцефального синдрома, глазодвигательных нарушений, умеренным нижним спастическим парапарезом; задержка психоречевого развития. Ребенок имеет врожденное сходящееся альтернирующее косоглазие с вертикальным компонентом, субатрофию зрительного нерва, вторичный дефект межпредсердной перегородки типа открытого овального окна.

Перед лечением ребенок был осмотрен неврологом, педиатром, кардиологом, которые дали положительное заключение о возможности проведения общей анестезии. Лабораторные данные перед лечением: показатели общего анализа крови, времени свертывания и кровотечения за 2 дня до лечения соответствовали возрастной норме.

ЭКГ перед лечением: ритм синусовый, с частотой сердечных сокращений 108 уд./мин; нормальное положение электрической оси сердца; феномен наджелудочкового гребешка; физиологическое укорочение интервала PQ.

Непосредственно за 30 мин до начала анестезии был проведен осмотр неврологом с выявлением следующего неврологического статуса ребенка.

Ребенок в сознании. Поведение суетливое. В контакт вступает активно. Фон настроения хороший. Мимика живая. Эмоциональные реакции адекватные. Обращенную речь понимает, реакция продуктивная — произносит отдельные звуки. Зрачки D = S, фотореакция +. Сходящийся страбизм OD. Лицо симметричное. Язык по средней  линии. Тетрапарез: легкий в верхних конечностях, умеренный в нижних конечностях. Мышечный тонус повышен по спастическому типу, более выраженный в нижних конечностях. Сухожильные и периостальные рефлексы D = S, оживлены. Походка спастико-паретическая. Чувствительность и координаторную сферу оценить было затруднительно. При оценке уровня развития восприятия по методике Т.Д. Марцинковской «Разрезные картинки» — уровень восприятия низкий. По предложенным частям рисунок не собрал. Оценить память и мышление не удалось ввиду отсутствия продуктивной речи. По заданию верно находил изображения предметов из ряда предложенных. Данные осмотра противопоказаний к проведению общей анестезии не выявили.

При осмотре ротовой полости и проведении ее рентгенологического исследования было  выявлено  поражение  кариесом  зубов:  5.3,  8.4.  На  перечисленных  зубах выявлен пульпит: 5.4, 5.5, 6.3, 6.4, 6.5, 7.4, 7.5, 8.5. Ввиду невозможности контакта с ребенком, учитывая анамнез жизни  и  заболевания  ребенка,  наличие сопутствующих нарушений со стороны центральной нервной и сердечно-сосудистой систем, было принято решение провести лечение под комбинированной общей анестезией с использованием на этапе поддержания ингаляции ксенона. Лечение кариеса и пульпита проводилось в рамках стандартных  методик, принятых в стоматологической практике.

Анестезиологическое обеспечение проводилось без премедикации. Индукцию анестезии осуществляли севофлураном по болюсной методике: дыхательный контур наркозно-дыхательного аппарата (НДА) Chirana VENAR Libera Screen (TS + AGAS) предварительно заполнялся смесью кислорода (8 л/мин) и севофлурана (с концентрацией на вдохе 8 об%). Дыхательный контур НДА продувался данной газонаркотической смесью с заполнением и опорожнением трижды дыхательного мешка, после чего газонаркотическая смесь подавалась ребенку через лицевую маску. К 7–10-му вдоху сознание ребенка утрачивалось. Стадия возбуждения возникала через 1 мин от начала ингаляции газонаркотической смеси и длилась не более 30 с. Затем концентрация севофлурана на испарителе была снижена до 4–6 об% и поддерживалась такой до наступления хирургической стадии наркоза, при котором биспектральный индекс (BIS-индекс) оценки глубины угнетения сознания снижался до 60 условных единиц (у. е.). Далее осуществлялся венозный доступ, при котором значения BIS-индекса значимо не менялись. С целью снижения саливации и мышечного тонуса внутривенно был введен атропин в дозе 0,01 мг/кг и мидазолам 0,3 мг/кг, после чего произведены интубация трахеи и перевод на искусственную вентиляцию легких (ИВЛ) в режиме PSV (pressure support ventilation). Дыхание во время наркоза — спонтанное, с респираторной поддержкой давлением на вдохе. Врачом-стоматологом перед началом лечения и в процессе лечения поэтапно проводилась инфильтрационная местная анестезия в дозе 0,8 мл 3% раствором мепивакаина на каждый сегмент.

Ингаляция ксеноном начиналась с момента, когда врач-стоматолог приступал к работе, при этом подача севофлурана прекращалась. Насыщение организма ребенка ксеноном  проводили  в  режиме  PSV.  Параметры  вентиляции устанавливались сообразно индивидуальным потребностям ребенка и были направлены на снижение работы дыхания: Psupport – 22 мм рт. ст., PEEP — 4 см вод. ст., частота f 25/мин, потоковый триггер — 4 л/мин.

Об адекватности выбранного режима ИВЛ судили по хорошей синхронизации пациент — аппарат ИВЛ (график потока, давление в дыхательных путях), стабильности гемодинамики, хорошим показателям кислотно-щелочного состояния, адекватной SpO2. Также мы ориентировались на дыхательный объем, который выдавал ребенок в процессе каждого дыхательного цикла (соответствовал  расчетной величине). Общий поток газонаркотической смеси устанавливался равным 2,5 л/мин, в котором на кислород приходилось 30 % смеси и 70 % — на ксенон, что составляло порядка 1,75 л. В течение 2 мин концентрация ксенона в контуре достигала 70 %. Далее переводили на поток 300 мл/мин, с соотношением O2 : Хе = 30–40 % : 60–70 %, которое поддерживалось регулировкой подачи при необходимости дополнительно соответствующих газов в контур. Показатели BIS-индекса на протяжении всего периода лечения оставались на цифрах 45–55 у. е.

После завершения стоматологом своей работы подача ксенона была прекращена, а поток кислорода увеличен до 5 л/мин. Через 3 мин после отключения анестетика его содержание в газонаркотической смеси достигло 10 %, а кислород увеличился до 85 %. На этом этапе ребенок открыл глаза, начал реагировать на эндотрахеальную трубку и двигать конечностями, была произведена экстубация трахеи.

Общее время анестезии составило 3 ч 15 мин, расход ксенона — 18 л.

Эффективность и безопасность анестезии во время стоматологического лечения оценивались по данным артериального давления систолического (АДс), диастолического (АДд), среднего (АДср), частоты сердечных сокращений (ЧСС), оцениваемым с помощью монитора (модульный монитор витальных функций Solvo M-3000, Китай), данным BIS-индекса (монитор оценки глубины анестезии «МГА-06», Россия), на основании показателей вентиляции — Paw (давление в дыхательных путях, мм рт. ст.), MV (минутная вентиляция л/мин), Vte (объем выдоха), FiO2 (фракционная концентрация кислорода во вдыхаемой газовой смеси), EtCO2 (концентрация СО2 в конце выдоха), мониторируемых встроенным модулем наркозного аппарата; газовый состав крови оценивался в капиллярной крови с помощью анализатора iStat (США). Данные мониторируемых показателей представлены в табл. 1.

Таблица 1. Динамика оцениваемых показателей во время анестезии

 

Показатель

Перед  индукцией  анестезии

Индукция анестезии

После интуба- ции трахеи

Поддержание анестезии

Перед экстуба- цией трахеи

Перед переводом в па- лату восстановления

Время

9:20

9:25

9:30

10:30        11:30

12:25

12:30

SpO2, %

99

99

99

98           99

99

99

ЧСС, уд./мин

110

124

117

104          104

110

115

АДс, мм рт. ст.

85

85

80

85           80

85

90

АДд, мм рт. ст

40

40

35

45           40

45

60

АДср, мм рт. ст.

55

55

50

58           53

58

70

SevIn*, %

5

5

0

0             0

0

0

BIS-индекс, у. е.

95        60

44

50

45           47

52

85

Hb, г/л

 

109

 

 

109

Ht, %

 

32

 

 

32

pH

 

7,318

 

 

7,349

pCO2, мм рт. ст.

 

45

 

 

51

pO2, мм рт. ст.

 

90

 

 

95

HCO3, ммоль/л

 

25

 

 

30

BE, моль/л

 

2

 

 

2

TCO2, ммоль/л

 

26

 

 

29

К+, ммоль/л

 

4,4

 

 

5

Na+, ммоль/л

 

138

 

 

139

Ca2+, ммоль/л

 

43

 

 

1,27

Глюкоза, ммоль/л

 

4,9

 

 

4,7

EtCO2, мм рт. ст.

44

42

42

43           43

44

MV, л/мин

3,5

3,8

3,6

3,4           3,6

4,0

Vte, мл

120

130

125

135          115

125

Paw мм рт. ст.

20

21

19

19            19

20

*Концентрация севофлурана во вдыхаемой газовой смеси

Во время лечения и анестезии все оцениваемые показатели находились в пределах возрастных референсных значений и допустимых отклонений с учетом использованных препаратов. Перед переводом в палату, в кресле стоматолога, сразу после экстубации у ребенка был оценен уровень сознания по шкалам Ramsay, Aldrete, Wisconsin (табл. 2).

Таблица 2. Оценка уровня сознания по шкалам Ramsay, Aldrete, Wisconsin

Показатель

После экстубации

Через 30 мин

Через 1 ч

Через 2 ч

Шкала Ramsay

5

2

2

2

Шкала Aldrete

 

 

 

 

Движения

2

2

2

2

Дыхание

1

2

2

2

Систолическое АД

2

2

2

2

Сознание

0

2

2

2

Окраска кожных

2

2

2

2

покровов

 

 

 

 

Шкала Wisconsin

1

6

6

6

По результатам оценки восстановления сознания можем сделать заключение о том, что ребенок начал просыпаться в кресле стоматолога, а спустя 30 мин после экстубации по всем шкалам видим уровень сознания, близкий к исходному. Данные оцениваемых показателей вентиляции, кислотно-щелочного состояния, гемодинамики, угнетения сознания (BIS-индекс) позволяют сделать заключение об адекватности анестезии. При этом использование режима вентиляции легких с поддержкой давлением на вдохе PSV при спонтанном дыхании на фоне внутривенного введения мидазолама во время индукции обеспечивало адекватную работу дыхания с достаточным инспираторным усилием. Неврологический статус, оцениваемый на 3-й день после проведенного лечения, не отличался от исходного.

Примененная методика общей анестезии с ингаляцией ксенона при спонтанном дыхании с респираторной поддержкой давлением на вдохе у данного больного показала себя эффективной и безопасной. У ребенка во время всей анестезии удавалось добиться достаточной глубины угнетения сознания, обезболивания, сохранялся адекватный мышечный тонус, обеспечивающий достаточное усилие инспираторной попытки для инициирования вдоха и обеспечения адекватной вентиляции легких. По окончании анестезии были отмечены отсутствие возбуждения и быстрое восстановление сознания у ребенка. Принципиально важно, что ребенок не имел каких-либо последствий, связанных с когнитивными дисфункциями, обусловленными использованными препаратами анестезии.

Несмотря на то что в литературе нет упоминания о проведения общей анестезии на основе ксенона в условиях стоматологического стационара при спонтанном дыхании у больных с сопутствующими неврологическими, кардиологическими нарушениями, наш опыт свидетельствует о целесообразности дальнейшего использования представленной методики анестезии у этой категории больных.

Конфликт  интересов.  Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Вклад авторов. Лазарев В.В — научное руководство, редактирование статьи, набор и обработка материала, написание статьи; Халиуллин Д.М., Габдрафиков Р.Р., Грачева Е.С., Кузнецова Е.Е., Кощеев Д.В. — набор и обработка материала, написание статьи.

ORCID авторов

Лазарев В.В. — 0000-0001-8417-3555

Халиуллин Д.М. — 0000-0003-2771-3134

Габдрафиков Р.Р. — 0000-0002-6057-0107

Грачева Е.С. — 0000-0002-2758-8065

Кузнецова Е.Е. — 0000-0002-0230-7132

Кощеев Д.В. — 0000-0003-3401-9108


References

  1. Китиашвили И.З., Буров Н.Е., Фрейлин И.С., Хрыкова Е.В. Динамика клеточного иммунитета и цитокинов под влиянием анестезии ксеноном и закисью азота. Анестезиология и реаниматология. 2006; 2: 4–9. [Kitiashvili I.Z., Burov N.E., Freylin I.S., Hrykova E.V. Dynamics of cellular immunity and cytokines under the influence of anesthesia xenon and nitrous oxide. Anesthesiology and resuscitation. 2006; 2: 4–9. (In Russ)]
  2. Довгуша В.В., Фок М.В., Зарницкая Г.А. Возможный и молекулярный механизм наркотического действия инертных газов. Биофизика. 2005; 50(5): 903–908. [Dovgusha V.V., Fok M.V., Zarnitskaya G.A. Possible and molecular mechanism of narcotic effect of inert gases. Biophysics. 2005; 50(5): 903–908. (In Russ)]
  3. Китиашвили И.З., Буров Н.Е. Сравнительная оценка гемодинамических, гормональных и метаболических показателей в условиях анестезии ксеноном и закисью азота. Вестник интенсивной терапии. 2006; 1: 57–60. [Kitiashvili I.Z., Burov N.E. Comparative assessment of hemodynamic, hormonal and metabolic indicators in the conditions of anesthesia xenon and nitrous oxide. Intensive care herald. 2006; 1: 57–60. (In Russ)]
  4. Китиашвили И.З., Хрыкова Е.В., Мухамеджанова С.А., Дьяконова Н.Г. Коррекция хирургического стресса при различных вариантах общей анестезии. Казанский медицинский журнал. 2006; 1: 23–28. [Kitiashvili I.Z., Hrykova E.V., Mukhamedzhanova S.A., Dyakonova N.G. Correction of a surgical stress at various options of the general anesthesia. The Kazan medical magazine. 2006; 1: 23–28. (In Russ)]
  5. Буров Н.Е., Джабаров Д.А., Колесова О., Шулунов М.В. Оксидантная и антиоксидантная система при анестезии ксеноном и закисью азота. Тезисы X Всероссийского пленума правления Федерации анестезиологов-реаниматологов. Нижний Новгород, 1995: 47–48. [Burov N.E., Dzhabarov D.A., Kolesova O., Shulunov M.V. An oxidatic and antioxidant system at anesthesia xenon and nitrous oxide. Theses of the X All-Russian plenum of board of federation of intensivists. Nizhny Novgorod, 1995: 47–48. (In Russ)]
  6. Суслов Н.И., Потапов В.Н., Шписман М.Н. и др. Применение ксенона в медицине. Томск: Изд-во Томского университета, 2009. [Suslov N.I., Potapov V.N., Shpisman M.N., et al. Use of xenon in medicine. Tomsk: Publishing house of the Tomsk university, 2009. (In Russ)]
  7. Шулунов М.В., Буров Н.Е. Влияние комбинированной анестезии закисью азота и ксеноном на гормональные показатели. Тезисы X Всероссийского пленума правления Федерации анестезиологов-реаниматологов. Нижний Новгород, 1995: 96–85. [Shulunov M.V., N.E. Burov. Influence of the combined anesthesia nitrous oxide and xenon on hormonal indicators. Theses of the X All-Russian plenum of board of federation of intensivists. Nizhny Novgorod, 1995: 96–85. (In Russ)]
  8. Шулунов М.В. Оценка адекватности ксеноновой анестезии по данным гормональных, гемодинамических и биохимических показателей: автореф. дис. … канд. мед. наук: 14.00.37. М., 1995. [Shulunov M.V. Assessment of the adequacy of xenon anesthesia according to hormonal, hemodynamic and biochemical parameters: autoref. yew. edging. medical sciences: 14.00.37. M., 1995. (In Russ)]
  9. Шурыгин В.В., Кутушев О.Т. Применение ингаляции ксенон-кислородной смеси в комплексной терапии тревожно-депрессивных расстройств. Ксенон и инертные газы в медицине: тез. докл. III Конф. анестезиологов-реаниматологов медицинских учреждений МО РФ (г. Москва, 24 апреля 2008 г.). М., 2008: 171–177. [Shurygin V.V., Kutushev O.T. Inhalation application xenon-oxygen mix in complex therapy is disturbing depressive frustration. Xenon and inert gases in medicine. The III Konf. intensivists of medical institutions of the Ministry of Defence of the Russian Federation (Moscow, on April 24, 2008). Moscow, 2008: 171–177. (In Russ)]
  10. Liang G., Ward C., Peng J., et al. Isoflurane causes greater neurodegeneration than an equivalent exposure of sevoflurane in the developing brain of neonatal mice. Anesthesiology. 2010; 112(6): 1325–1334. DOI: 10.1097 / ALN.0b013e3181d94da5
  11. Melzack R., Wall P.D. Pain mechanisms: a new theory. Science. 1965; 150(3699): 971–979. DOI: 10.1126/science.150.3699.971
  12. Yu Q., Wang H., Chen J., et al. Neuroprotections and mechanisms of inhalational anesthetics against brain ischemia. Front. Biosci (Elite E2). 2010; 1(4): 1275–1298.
  13. Ma D., Hossain M., Chow A., et al. Xenon and hypothermia combine to provide neuroprotection from neonatal asphyxia. Ann. Neurol. 2005; 58(2): 182–193. DOI: 10.1002/ana.20547
  14. Luo Y., Ma D., Leong E., et al. Xenon and sevoflurane protect against brain injury in a neonatal asphyxia model. Anesthesiology. 2008; 109(5): 782–789. DOI: 10.1097/aln.0b013e3181895f88
  15. Weber N.C., Stursberg J., Wirthle N.M., et al. Xenon preconditioning differently regulates p44/42 MAPK (ERK 1/2) and p46/54 MAPK (JNK 1/2 and 3) in vivo. Br. J. Anaesth. 2006; 97(3): 298–306. DOI: 10.1093/bja/ael153
  16. Shu Y., Patel S.M., Pac-Soo C., et al. Xenon pretreatment attenuates anesthetic-induced apoptosis in the developing brain in comparison with nitrous oxide and hypoxia. Anesthesiology. 2010; 113(2): 360–368. DOI: 10.1097/ALN.0b013e3181d960d7
  17. Cremer J., Stoppe C., Fahlenkamp A.V., et al. Early cognitive function, recovery and well-being after sevoflurane and xenon anaesthesia in the elderly: a double-blinded randomized controlled trial. Med. Gas. Res. 2011; 1(1): 9. DOI: 10.1186/2045-9912-1-9
  18. Fahlenkamp A.V., et al. Bispeknral index monitoring during balanced xenon or sevoflurane anaesthesia in elderly patient. Eur. J. Anaesth. 2010; 27: 10: 906–911.
  19. Gill H. Xenon-augmented pediatric anesthesia: A small step closer? Paediatr Anaesth. 2017; 27(12): 1174–1175. DOI: 10.1111/pan.13265
  20. Hucker J., et al. Differences between bispektral index and spectral entropy during xenon anaesthesia: a comparison with propofol anaesthesia. Anaesthesia. 2010; 65(6): 595–600. DOI: 10.1111/j.1365-2044.2010.06344.x
  21. Jin Z., Piazza O., Ma D., Scarpati G., De Robertis E. Xenon anesthesia and beyond: pros and cons. Minerva Anestesiol. 2019; 85(1): 83–89. DOI: 10.23736/S0375–9393.18.12909–9
  22. Kulikov A., Bilotta F., Borsellino B., et al. Xenon anesthesia for awake craniotomy: safety and efficacy. Minerva Anestesiol. 2019; 85(2): 148–155. DOI: 10.23736/S0375–9393.18.12406-0
  23. Law L.S., Lo E.A., Gan T.J. Xenon Anesthesia: A Systematic Review and Meta-Analysis of Randomized Controlled Trials. Anesth. Analg. 2016; 122(3): 678–697. DOI: 10.1213/ANE.0000000000000914
  24. Meloni E.G., Gillis T.E., Manoukian J., Kaufman M.J. Xenon impairs reconsolidation of fear memories in a rat model of post-traumatic stress disorder (PTSD). PLoS One. 2014; 9(8): e106189. DOI: 10.1371/journal.pone.0106189. eCollection 2014
  25. Stattman R., et al. The breast feeding mother and xenon anaesthesia: four case reports. Breast feeding and xenon anaesthesia. DMC Anesthesiol. 2010; 10: 1. DOI: 10.1186/1471-2253-10-1
  26. Stoppe C., et al. AEPEX monitor for the measurement of hypnotic depth in patients undergoin balanced xenon anaesthesia. Dr. J. Anaesth. 2012; 108: 1: 80–88. DOI: 10.1093/bja/aer393.
  27. Vizcaychipi M.P., et al. Xenon anaesthesia may prevent early memory decline affect isoflurane anaesthesia and surgery in mice. HloS One 2011; 6: 11. DOI: 10.1371/journal.pone.0026394
  28. Xia Y., Fang H., Xu J., et al. Clinical efficacy of xenon versus propofol: A systematic review and meta-analysis. Medicine (Baltimore). 2018; 97(20): e10758. DOI: 10.1097/MD.0000000000010758.

Syndrome of Postnarcosis Excitation and its Prophylaxis in Anesthesia with Sevoflurane in Pediatric Oncology

S.V. Tumanyan, E.Yu. Semiletkina, D.A. Rozenko

Rostov Research Oncology Institute, Russian Federation Ministry of Healthcare of the Russian Federation, Rostov-on-Don

For correspondence: Tumanyan Sergey Vartanovich — MD, professor, head of the Department of Anesthesiology and Reanimatology of the Rostov Research Oncology Institute, Federal Ministry of Health, Rostov-on-Don; e-mail: stv53@mail.ru

For citation: Tumanyan SV, Semiletkina EYu, Rozenko DA. Syndrome of Postnarcosis Excitation and Its Prophylaxis in Anesthesia with Sevoflurane in Pediatric Oncology. Intensive Care Herald. 2017;2:31–36.


Sevoflurane is the «gold standard» in pediatric anesthesia, because Does not irritate the upper respiratory tract, has a cardioprotec- tive effect, is easily controlled. Along with this, sevoflurane also has side effects, of which the most interesting is the syndrome of post- narcotic excitement, expressed by expressed anxiety, motor excitement, negativism. For its prevention, dexmedetomidine can be used. The goal is to select the optimal method of prevention of post-nasal exacerbation syndrome (SPNV) in young children with oncological pathology with sevoflurane inhalation anesthesia. Materials and methods. 90 children with oncological pathology aged from 1 year to 4 years, body weight from 9 to 18 kg, physical status according to ASA II–III were examined. Depending on the method of prevention of SPNV, children were divided into three groups: 1st group of children who had undergone sevoflurane inhalation anesthesia; 2nd group of children who, after anesthesia with sevoflurane, received propofol, 3rd group — children who, prior to anesthesia with sevoflurane, intranasally injected dexmedetomidine. Conclusions. Administration of propofol at the end of inhalation with sevoflurane prevents the development of SPNV in children in 82.8% of cases, prolongs the phase of medicamentous sedation, reduces hypersympathicoto- nia. Short-term depression of respiration in response to the administration of propofol requires 100 % oxygen inhalation. Intranasal administration of dexmedetomidine 30 minutes prior to the onset of anesthesia prevents the development of SPNV in children after inhalation anesthesia with sevoflurane in 90% of cases.

Keywords: postnarcosis excitation syndrome, children, dexmedetomidine, sevoflurane, oncology

Received: 10.03.2017


References

  1. Сидоров В.А., Цыпин Л.Е., Гребенников В.А. Ингаляционная анестезия в педиатрии. М.: Медицинское информационное агентство, 2010: 65–68. [Sidorov A., Tsypin L.E., Grebennikov V.A. Ingalatsionnaya anesteziya v pediatrii. Moscow: MIA, 2010: 65–68. (In Russ)]
  2. Лазарев В.В., Цыпин Л.Е. Синдром постнаркозного возбуждения при ингаляционной анестезии севофлураном у детей. Анестезиология и реаниматология. 2010; 1: 62–66. [Lazarev V.V., Tsypin L.E. Sindrom postnarkoznogo vozbuzhdeniya pri ingalyztsionnoi anestezii sevofluranom u detei. Anest. i reanimat. 2010; 1: 62–66. (In Russ)]
  3. Сабинина Т.С., Губайдуллин Р.Р., Пасечник И.Н. и др. Методы профилактики постнаркозного возбуждения после анестезии севофлураном. Современное состояние проблемы. В сб.: Х науч.-практ. конф. «Безопасность больного в анестезиологии и реаниматологии». М., 2012. [Sabinina S., Gubaydullin R.R., Pasechnik I.N. et al. Metody profilaktiki postnarkosnogo vozbuzhdeniya posle anestezii sevofluranom. Sovremennoe sostoyanie problemy. In: Х nauch-prakt. conf. «Bezopasnost’ bol’nogo v anesteziologii i reanimatologii». Mos- cow, 2012. (In Russ)]
  4. Cravero P., Beach M., Dodgt C.P., Whalen K. Emergence characteristics of sevoflurane compared to halothane in pediatric patients undergoing bilateral pressure equalization tube insertion. J. Clin. Anaesth. 2000; 12(5): 397–401.
  5. Цыпин Л.Е., Лазарев В.В., Корсунский А.А. и др. Ингаляционный наркоз севораном (севофлураном) у детей (Медицинская технология): методич. пособие. М.: Изд-во РГМУ, [Tsypin L.E., Lazarev V.V., Korsunskiy A.A. et al. Ingalyatsionvyi narkoz sevoranom (sevofluranom) u detei (Meditsinskaya tehnologiya): metodich. posobie. Moscow: RGMU, 2008. (In Russ)]
  6. Игнатенко Д.Ю., Уткин С.И. Профилактика синдрома возбуждения при анестезии севофлураном в детской офтальмохирургии. В сб.: Федоровские чтения — VIII Всероссийская науч.-практ. конф. с международным участием. Сб. тезисов по материалам конф.: под ред. Х.П. Тахчиди. М., 2009. [Ignatenko D.Yu., Utkin S.I. Profilaktika sindroma vozbu- zhdeniya pri anestezii sevofluranom v detskoi oftal’mohirurgii. In: Fedorovskie chteniya — 2009. VIII Vserossiiskaya nauch.-pract. conf. s mezhdunarodnym uchastiem. Sb. tezisov po materialam conf.: ed.: Kh.P. Takhchidi. Moscow, 2009. (In Russ)]
  7. Bakhamees H.S., Mercan A., El-Halafawy M. Combination effect of low dose fentanyl and propofol on emergence agitation in children following sevoflurane anesthesia. Saudi Med. J. 2009; 30(4): 500–503. doi: 10.1097/MEG.0000000000000751.
  8. Abu-Shahwan I., Chowdary K. Ketamine is effective in decreasing the incidence of emergence agitation in children undergoing dental repair under sevoflurane general anesthesia. Paediatr. Anaesth. 2007; 17(9): 846–850. doi: 1111/j.1460- 9592.2007.02298.x.
  9. Shibata S., Shigeomi S., Sato W., Enzan K. Nitrous oxide administration during washout of sevoflurane improves postanesthetic agitation in J. Anesth. 2005; 19(2): 160–163. doi: 10.4097/kjae.2014.66.1.34.
  10. Kulka J., Bressem M., Tryba M. Clonidine Prevents Sevoflurane-Induced Agitation in children. Anesth. Analg. 2001; 93(2): 335–338. doi: 10.1038/srep36553.
  11. Ibacache M.E., Muzon H.R., Brandes et.al. Single-dose dexmedetomidine reduces agitation after sevoflurane anesthesia in children. Anest. Analg. 2004; 98: 60–3.
  12. Цейтлин А.М. Применение пропофола в нейроанестезиологии. Российский журнал анестезиологии и интенсивной терапии. 1999; 1: 21–22. [Tseytlin A.M. Primenenie propofola v Rossiiskii zhurnal anesteziologii i intensivnoi terapii. 1999; 1: 21–22. (In Russ)]
  13. Шпанер Р.Я., Баялиева А.Ж. Влияние ингаляционного анестетика (севофлурана) и пропофола на внутричерепное давление при нейрохирургических вмешательствах. Российская нейрохирургия. 2009; 1: [Shpaner R.Ya., Bayalieva A. Zh. Vliyanie ingalatsionogo anestetika (sevoflurana) i propofola na vnutricherepnoe davlenie pri neirohirurgicheskih vmeshatel’stvah. Rossiiskaya neirohirurgiya. 2009; 1: 94. (In Russ)]
  14. Isik B., Arslan M., Tunga D. et al. Dexmedetomidine decreases emergence agitation in pediatric patients after sevoflurane anesthesia without surgery. Paediatr. Anaesth. 2006; 16: 748– 753. doi: 10.1111/j.1460-9592.2006.01845.x.
  15. Meng T., Xia Z.Y., Luo T. et al. Dexmedetomidine reduces emergence agitation after tonsillectomy in children by sevoflurane anesthesia: a case-control study. Int. J. Paediatr. Otorhinolaryngol. 2012; 76: 1036–1041. doi: 10.1016/j.ijporl.2012.03.028.
  16. Дексдор (Дексмедетомидин): монография по препарату. М.: Orion Pharma, 2015: 13–14. [Deksdor (Deksmedetomidin): monografiya po Moscow: Orion Pharm, 2015: 13–14. (In Russ)]
  17. Afonso J., Reis F. Dexmedetomidine: current role in anesthesia and intensive Rev. Bras. Anestesol. 2012; 62(1): 118–133. doi: 10.1016/S0034-7094(12)70110-1.
  18. Neema K. Dexmedetomidine in pediatric cardiac anesthesia. Ann. Card. Anaesth. 2012; 15(3): 177–179. doi: 10.4103/0971- 9784.97972.
  19. Talke , Tayefeh F., Sessler D.I. et al. Dexmedetomidine does not alter the sweating threshold, but comparably and linearly decreases the vasoconstriction and shivering thresholds. Anesthesiology. 1997; 87(4): 835–841.
  20. Cheung C.W., Ng F., Lui J. et al. Analgesic and sedative effects of intranasal dexmedetomidine in third molar surgery under local anaesthesia. Br. J. Anaesth. 2011; 107: 430–437. doi: 10.1093/bja/aer164.
  21. Tobias D., Gupta P., Naguib A., Yates A.R. Dexmedetomidine: applications for the pediatric patient with congenital heart disease. Pediatr. Cardiol. 2011; 32(8): 1075–1087. doi: 10.1007/ s00246-011-0092-8.
  22. Sacurai , Obata T., Odaca A. et al. Buccal administration of dexmedetomidine as a preanesthetic in children. J. Anesth. 2010; 24: 49–53. doi: 10.1007/s00540-009-0863-z.
  23. Гуревич К.Г. Разработка систем интраназальной доставки лекарственных средств. Качественная клиническая практика. 2002; 1: 2–5. [Gurevich K.G. Razrabotka sistem intra- nazal’noi dostavki lekarstvennyh sredstv. Kachestvennaya klinicheskaya praktika. 2002; 1: 2–5. (In Russ)]

Clinical Parallels of the Tactics of Volemic Resuscitation and Nutritional Support with the Outcomes of Severe Thermal Burns in Children

K.S. Botvina, N.P. Pyshmintseva, N.P. Shen, Yu.Kh. Sayfitdinov, D.V. Suchkov

Department of anesthesiology and resuscitation of the Institute of continuous professional development Tyumen state medical university Ministry of Healthcare Russian Federation; Provincial clinical hospital № 1, Tyumen

For correspondence: Natalia Petrovna Shen — M.D., professor, chairman of department of anesthesiology and resuscitation of the institute of continuous professional development Tyumen GMU of the Ministry of Pub. Health of Russia, Tyumen; e-mail: nataliashen@rambler.ru

For citation: Botvina KS, Pyshmintseva NP, Shen NP, Sayfitdinov YuKh, Suchkov DV. Clinical Parallels of the Tactics of Volemic Resuscitation and Nutritional Support with the Outcomes of Severe Thermal Burns in Children. Intensive Care Herald. 2017;2:17–20.


In the article are studied the demographic, tactical and prognostic aspects of burn disease in children for the purpose of the devel- opment of the important clinical parallels, including of the mechanisms, which start the multiple organ system dysfunction, infectious complications and death. The results of a study showed that prevalence and the depth of defeat does not be determining for the possi- bility to master nourishment and it must not become the factor, which impedes the beginning of nutritional support within maximally early periods. The authors also established that the positive fluid balance administered for the first three days of ICU in children with the severe burns is not the predictor of complications or lethal outcome, which separates this population of patients from the number of majority of the patients, in whom the so-called Fluid overload is the independent factor of the risk of complications and lethal outcome.

Keywords: burn, children, severe thermal burns

Received: 08.03.2017


References

  1. Finkelstein A., Corso P.S., Miller T.R. Incidence and Economic Burden of Injuries in the United States. J. Epidemiol. Community Health. 2007; 61(10): 926. doi: 10.1136/jech.2007.059717.
  2. Thombs D., Singh V.A., Halonen J. et al. The effects of preexisting medical comorbidities on mortality and length of hospital stay in acute burn injury: evidence from a national sample of 31,338 adult patients. Ann. Surg. 2007; 245(4): 629–634. doi: 10.1097/01.sla.0000250422.36168.67.
  3. Klein B., Goverman J., Hayden D.L. et al. Benchmarking Outcomes in the Critically Injured Burn Patient. Ann. Surg. 2014; 259(5): 833–841. doi: 10.1097/SLA.0000000000000438.
  4. Kayilioglu S.I., Dinc , Sozen I. et al. Postoperative fluid management. World J. Crit. Care Med. 2015; 4(3): 192–201. doi: 10.5492/wjccm.v4.i3.192.
  5. Gunst , Derese I., Aertgeerts A. et al. Insufficient autophagy contributes to mitochondrial dysfunction, organ failure, and adverse outcome in an animal model of critical illness. Crit. Care Med. 2013; 41(1): 182–194. doi: 10.1097/CCM.0b013e3182676657.
  6. Глушкова Е.Г., Глушков В.С., Калинин Е.П. и др. Изменение проницаемости мембран эритроцитов для АТФ при их сдвиговой деформации в условиях активации свободно-радикального окисления. Медицинская наука и образование Урала, 2016; 3; 40–44. [Glushkova Ye.G., Glushkov V.S., Kalinin Ye.P. et al. Izmenenie pronitsaemosti membran eritrotsitov dlya ATF pri ih sdvigovoi deformatsii v usloviyah aktivatsii svobodno-radikal’nogo okisleniya. Meditsinskaya nauka i obrazovanie Urala. 2016; 3; 40–44. (In Russ)]
  7. Kraft R., Herndon D.N., Al-Mousawi A.M. et al. Burn size and survival probability in paediatric patients in modern burn care: a prospective observational cohort study. Lancet. 2012; 379(9820): 1013–1021. doi: 1016/S0140-6736(11)61345-7.
  8. Lari A.R., Panjeshahin M.R., Talei R. et al. Epidemiology of childhood burn injuries in Fars province, Iran. J. Burn Care Rehabil. 2002; 23(1): 39–45.
  9. Шень Н.П., Поляков А.П., Сайфитдинов Ю.Х. Положение об оказании неотложной помощи пострадавшим с термической травмой в Тюменской области. Инструктивно-методич. указания. Тюмень: Академия, 2007. [Shen P., Polyakov A.P., Sayfitdinov Yu.Kh. Polozhenie ob okazanii neotlozhnoi pomoshchi postradavshim s termicheskoi travmoi v Tumenskoi oblasti. Instructivno-metodicheskie ukazaniya. Tyumen: Akademiya, 2007. (In Russ)]
  10. Shankar-Hari , Phillips G.S., Levy M. et al. Developing a New Definition and Assessing New Clinical Criteria for Septic Shock For the Third International Consensus Definitions for Sepsis and Septic Shock (Sepsis-3). JAMA. 2016; 315(8): 775–787. doi: 10.1001/jama.2016.0289.
  11. Bernard R., Artigas A., Brigham KL, et al. Report of the American-European consensus conference on ARDS: definitions, mechanisms, relevant outcomes and clinical trial coordination. The Consensus Committee. J. Crit. Care. 1994; 9(1): 72–81.
  12. Лекманов А.У., Будкевич Л.И., Сошкина В.В. Оптимизация антибактериальной терапии у детей с обширной ожоговой травмой, основанная на уровне прокальцитонина. Вестник интенсивной терапии. 2009; 1; 33–38. [Lekmanov A.U., Budkevich L.I., Soshkina V.V. Optimizatsiya antibakterial’noi terapii u detei s obshirnoi ozhogovoi travmoi, osnovannaya na urovne prokal’tsitonina. Vestnik intensivnoy terapii. 2009; 1; 33–38. (In Russ)]