Ведение родов мертвым плодом: различия взглядов акушеров-гинекологов и анестезиологов-реаниматологов. Результаты междисциплинарного опроса
#2021-1
PDF_2021-1_116-122
PDF_2021-1_116-122 (English)
HTML_2021-1_116-122
HTML_2021-1_116-122 (English)

Ключевые слова

мертворождение
беременные женщины
родовая боль
роды
плод
послеродовой период
опросы
анкеты

Как цитировать

Мысовская Ю.С., Маршалов Д.В., Шифман Е.М., Шиндяпина Н.В., Иоскович А. Ведение родов мертвым плодом: различия взглядов акушеров-гинекологов и анестезиологов-реаниматологов. Результаты междисциплинарного опроса. Вестник интенсивной терапии имени А.И. Салтанова. 2021;(1):116–122. doi:10.21320/1818-474X-2021-1-116-122.

Статистика

Просмотров аннотации: 58
PDF_2021-1_116-122 загрузок: 6
PDF_2021-1_116-122 (English) загрузок: 0
HTML_2021-1_116-122 загрузок: 2
HTML_2021-1_116-122 (English) загрузок: 1
Статистика с 21.01.2023

Аннотация

Актуальность. В Российской Федерации показатель мертворождаемости практически в два раза превышает данный показатель в США и Европе, при этом отечественные клинические рекомендации до сих пор отсутствуют.

Цель исследования. Проведение анализа результатов опроса специалистов акушеров-гинекологов и анестезиологов-реаниматологов по проблемам оказания медицинской помощи пациенткам с мертворождением.

Материалы и методы. Был разработан опросник, состоящий из 23 вопросов на русском языке. Всего в опросе приняли участие 369 русскоязычных врачей анестезиологов-реаниматологов и акушеров-гинекологов.

Результаты. Необходимость выключения сознания матери в момент рождения мертвого плода вызвала большие разногласия между смежными специалистами (p = 0,0001). За выключение сознания матери выступили 56 % анестезиологов-реаниматологов и 35 % акушеров-гинекологов. Визуальный и тактильный контакт матери с мертвым плодом оказывает положительную роль на психоэмоциональное состояние женщины, по мнению 23 % акушеров-гинекологов и лишь 9 % анестезиологов-реаниматологов (р = 0,002). Респонденты обеих специальностей отдают предпочтение эпидуральной анальгезии более чем в половине случаев.

Заключение. Определен список вопросов, по которым получены наибольшие различия рейтингов, что в дальнейшем поможет определить первоочередные проблемы для обсуждения и точки приложения для создания согласованных документов по оптимальному ведению беременных с мертворождением.

https://doi.org/10.21320/1818-474X-2021-1-116-122
PDF_2021-1_116-122
PDF_2021-1_116-122 (English)
HTML_2021-1_116-122
HTML_2021-1_116-122 (English)

Библиографические ссылки

  1. Здравоохранение в России. 2019: Стат. Сб./Росстат. М., 2019. [Zdravookhranenie v Rossii. 2019: Stat. Sb./Rosstat. M., 2019. (In Russ)]
  2. Население и социальные индикаторы стран СНГ и отдельных стран мира 2014–2017. Межгосударственный статистический комитет СНГ. М, 2018. [Naselenie i sotsial’nye indikatory stran SNG i otdel’nykh stran mira 2014–2017. Mezhgosudarstvennyi statisticheskii komitet SNG. Moscow, (In Russ)]
  3. DiMiceli-Zsigmond M., Williams A.K., Richardson M.G. Expecting the Unexpected. Anesthesia & Analgesia. 2015; 121(2): 457–464. DOI: 10.1213/ane.0000000000000785
  4. Eysenbach G. Correction: Improving the Quality of Web Surveys: the Checklist for Reporting Results of Internet E-Surveys (CHERRIES). Journal of Medical Internet Research. 2012; 14(1): e8. DOI: 10.2196/jmir.2042
  5. Burns K.E., Duffett M., Kho M.E., et al. A guide for the design and conduct of self-administered surveys of clinicians. CMAJ. 2008; 179(3): 245– DOI: 10.1503/cmaj.080372
  6. Kelley K., Clark B., Brown V., Sitzia J. Good practice in the conduct and reporting of survey research. Int J Qual Health Care. 2003; 15(3): 261–266. DOI: 10.1093/intqhc/mzg031
  7. Мысовская Ю.С., Маршалов Д.В., Шифман Е.М., Шиндяпина Н.В. Медицинское и психологическое сопровождение женщин с мертворождением в перинатальном периоде: национальное исследование. Регионарная анестезия и лечение острой боли. 2020; 14(4): 176–184. DOI: 10.17816/1993-6508-2020-25-3-176-184 [Mysovskaya Yu.S., Marshalov D.V., Shifman E.M., Shindyapina N.V. Meditsinskoe i psikhologicheskoe soprovozhdenie zhenshchin v perinatal’nom periode: natsional’noe issledovanie. Regionarnaya anesteziya i lechenie ostroi boli. 2020; 14(4): 176–184. DOI:17816/1993-6508-2020-25-3-176-184. (In Russ)]
  8. Bennett S.M., Litz B.T., Maguen S., Ehrenreich J.T. An Exploratory Study of the Psychological Impact and Clinical Care of Perinatal Loss. Journal of Loss and Trauma. 2008; 13(6): 485–510. DOI: 10.1080/15325020802171268
  9. Christiansen D.M. Posttraumatic stress disorder in parents following infant death: A systematic review. Clinical Psychology Review. 2017; 51: 60–74. DOI: 10.1016/j.cpr.2016.10.007
  10. Gravensteen I., Helgadottir L., Jacobsen E., et al. Women’s experiences in relation to stillbirth and risk factors for long-term post-traumatic stress symptoms: a retrospective study. BMJ Open. 2013; 3(10). DOI: 10.1136/bmjopen-2013-003323
  11. Ryninks K., Roberts-Collins C., McKenzie-McHarg K., Horsch A. Mothers’ experience of their contact with their stillborn infant: An interpretative phenomenological analysis. BMC Pregnancy and Childbirth. 2014; 14(1). DOI: 10.1186/1471-2393-14-203
  12. Monostori D., Dombi E., Zelena A. Wrong communication panels for perinatal loss. Orvosi hetilap. 2018; 159(25): 1033– DOI: 10.1556/650.2018.31006
  13. Queensland Clinical Guideline: Stillbirth care. 2019. https://www.health.qld.gov.au/__data/assets/pdf_file/0023/143087/g-stillbirth.pdf
Лицензия Creative Commons

Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-ShareAlike» («Атрибуция — Некоммерческое использование — На тех же условиях») 4.0 Всемирная.

Copyright (c) 2021 ВЕСТНИК ИНТЕНСИВНОЙ ТЕРАПИИ имени А.И. САЛТАНОВА