Об осложнениях и последствиях интенсивной терапии

Статьи

А.А. Белкин, А.А. Белкина

ФГБОУ ВО «Уральский государственный медицинский университет» Минздрава России, Екатеринбург, Россия

Для корреспонденции: Белкин Андрей Августович — д-р мед. наук, профессор кафедр нервных болезней и анестезиологии-реаниматологии Уральского государственного медицинского университета, Екатеринбург, Россия; e-mail: belkin@neuro-ural.ru

Для цитирования: А.А. Белкин, А.А. Белкина. Об осложнениях и последствиях интенсивной терапии. Вестник интенсивной терапии им. А.И. Салтанова. 2020;4:143–144. DOI: 10.21320/1818-474X-2020-4-143-144


Поступила: 03.11.2020

Принята к печати: 16.11.2020

Читать статью в PDF

Статистика Plumx русский

В традициях журнала всегда было стремление широкого охвата проблем интенсивной терапии во всем ее разнообразии. Следуя этому, хочу актуализировать одну из них, связанную с определенного рода неоптимальной мультидисциплинарностью подхода к интенсивной терапии острого нарушения мозгового кровообращения (ОНМК). Речь идет о том, что в системе оказания помощи есть очевидная брешь: суть ее в том, что все пациенты с ОНМК госпитализируются в палаты интенсивной терапии, где помощь оказывают неврологи. В разных организационных модификациях это могут быть и привлеченные реаниматологи, и койки поливалентных ОРИТ, а в самых продвинутых ЛПУ — специальные ОРИТ, что надо признать единственно правильной моделью. В целом в рамках действующего Приказа № 983 это не предусмотрено, что порождает ряд злободневных тем. Одну из них нам бы хотелось проиллюстрировать — диагностика осложнений острейшего периода ОНМК. Структура и распространенность осложнений являются важным индикатором качества оказания помощи при полумиллионе случаев такого заболевания, как инсульт. Кроме того, это имеет значение для определения потребности в последующих этапах реабилитации, особенно для категории так называемых chronical critical illness. По данным литературы, в настоящее время у 17–20 % больных с острым ишемическим инсультом в первые 2 нед. развиваются клинически значимые нарушения деятельности сердца (инфаркт миокарда, сердечная недостаточность) [2]. Бактериальные инфекции в специализированном сосудистом отделении наблюдаются у 21–65 % больных: инфекция мочевыводящих путей развивается у 6–27 %, пневмония — у 5–22 % [1, 3]. Нарушения глотания в острой стадии инсульта наблюдаются у 40–50 % больных [4]. Частота желудочно-кишечных кровотечений в канадском обсервационном исследовании составила около 1,5 %, однако в некоторых исследованиях эта частота варьирует до 30 %. В рамках комплексного исследования, посвященного синдрому «последствий интенсивной терапии» [5], мы провели сравнение выборок в двух первичных сосудистых отделениях Екатеринбурга — короткое сравнительное исследование частоты фиксаций таких осложнений, как пневмония, острый коронарный синдром, бактериальные инфекции, дисфагия. Результаты нас удивили.

 

Таблица 1. Структура осложнений в ходе интенсивной терапии пациентов с ОНМК

Table 1. The structure of complications during intensive care of patients with stroke

Вид осложнения

Число случаев, %

p

ПСО 1

ПСО 2

Аритимия

1 (2)

0

 

ОКС

0

0

 

Тромбозы периферических сосудов

1 (2)

8 (14,3)

< 05

ТЭЛА

1 (2)

3 (5,4)

< 05

Пневмония

1(2)

7 (12,5)

< 05

Трахеобронхит

1 (2)

4 (7,1)

< 05

Цистит/уретрит

1 (2)

2 (3,6)

< 05

Пролежни

1 (2)

1 (1,8)

 

Дисфагия

4 (8,2)

9 (16,1)

< 05

Диарея

1 (2)

 

Стресс-язвы

1 (2)

1 (1,8)

 

Кератит

0

1 (1,8)

 

 

Во-первых, осложнений у нас меньше, чем в зарубежных клиниках. Во-вторых, при одинаковой тяжести пациентов в обычном первичном сосудистом отделении муниципальной больницы уровень осложнений ниже, чем в ПСО Регионального центра на базе крупнейшей многопрофильной больницы региона. Можно ликовать, но правильнее — задуматься. Неопределенность статуса неврологических ПИТов для пациентов ОНМК таит в себе не только недостаточную технологическую культуру интенсивной терапии, но и отсутствие системы контроля качества этой интенсивной терапии. В самом деле, нигде в отечественной литературе нам не встречались, в частности, данные о результатах лечения пациентов с острой церебральной патологией не с позиции неврологических исходов, а с позиции последствий и осложнений самой интенсивной терапии. Суть приведенных данных и обращения к вам в следующем: предлагаем расширить круг обсуждаемых на страницах «Вестника интенсивной терапии» тем проблемой осложнений и последствий интенсивной терапии в формате обзоров, клинических примеров, ретроспективных отчетов отделений. В глобальном масштабе нам видится эпидемиологическое исследование под эгидой ФАР, посвященное синдрому «последствий интенсивной терапии», для которого у нас уже есть достаточная теоретическая база и разнообразный клинический опыт.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Вклад авторов. Белкин А.А., Белкина А.А. — разработка концепции статьи, получение и анализ фактических данных, написание и редактирование текста статьи, проверка и утверждение текста статьи.

ORCID авторов

Белкин А.А. 

Белкина А.А. 


Литература

Amin-Hanjani S., Pandey D.K., Rose-Finnell L., et al. Vertebrobasilar Flow Evaluation and Risk of Transient Ischemic Attack and Stroke Study Group. Effect of Hemodynamics on Stroke Risk in Symptomatic Atherosclerotic Vertebrobasilar Occlusive Disease. JAMA Neurol. 2016 Feb; 73(2): 178–85. DOI: 10.1001/jamaneurol.2015.3772

Demaerschalk B.M., et al. Scientific Rationale for the Inclusion and Exclusion Criteria for Intravenous Alteplase in Acute Ischemic Stroke ß — Stroke. 2016 Feb; 47(2): 581–641.

Powers W.J., Derdeyn C.P., Biller J., et al. 2015 American Heart Association/American Stroke Association Focused Update of the 2013 Guidelines for the Early Management of Patients with Acute Ischemic Stroke Regarding Endovascular Treatment: A Guideline for Healthcare Professionals from the American Heart Association/American Stroke Association. Stroke. 2015 Oct; 46(10): 3020–35. DOI: 10.1161/STR.0000000000000074

Suntrup S., Kemmling A., Warnecke T., et al. The impact of lesion location on dysphagia incidence, pattern and complications in acute stroke. Part 1: dysphagia incidence, severity and aspiration. Eur J Neurol. 2015; 22(5): 832–8. DOI: 10.1111/ene.12670

Белкин А.А. Синдром последствий интенсивной терапии (ПИТ-синдром). Вестник интенсивной терапии им. А.И. Салтанова. 2018; 2: 12–23. [Belkin A.A. Consequences of the intensive care syndrome (IC-syndrome). Alexander Saltanov Intensive Care Herald. 2018; 2: 12–23. (In Russ)] DOI: 10.21320/1818-474X-2018-2-12-23)]