Национальный регистр послеоперационных исходов — RuSOS: протокол исследования
PDF_2024-1_158-167
HTML_2024-1_158-167_S
PDF_2024-1_158-167 (English)
HTML_2023-4_158-167_S (English)

Ключевые слова

больничная летальность
факторы риска
сопутствующие заболевания
регистр
послеоперационные осложнения

Как цитировать

Заболотских И.Б., Белкин А.А., Григорьев Е.В., Григорьев С.В., Грицан А.И., Дунц П.В., Ершов В.И., Киров М.Ю., Кузовлев А.Н., Куликов А.В., Мусаева Т.С., Овезов А.М., Проценко Д.Н., Субботин В.В., Трембач Н.В., Хороненко В.Э., Шифман Е.М., Щеголев А.В., Лебединский К.М. Национальный регистр послеоперационных исходов — RuSOS: протокол исследования. Вестник интенсивной терапии имени А.И. Салтанова. 2024;(1):158–167. doi:10.21320/1818-474X-2024-1-158-167.

Статистика

Просмотров аннотации: 64
PDF_2024-1_158-167 загрузок: 20
HTML_2024-1_158-167_S загрузок: 16
PDF_2024-1_158-167 (English) загрузок: 15
HTML_2023-4_158-167_S (English) загрузок: 14
Статистика с 21.01.2023

Аннотация

АКТУАЛЬНОСТЬ: Выявление факторов риска, обусловливающих высокую вероятность неблагоприятного исхода в послеоперационном периоде, является актуальной проблемой. Создание национальных баз данных (регистров) позволяет максимально охватить определенную популяцию пациентов, выявив характерные для нее предикторы риска. Как показывают данные литературы, существующие регистры различаются в критериях включения в исследование, в характеристиках изучаемых популяций, часто отсутствует единый взгляд на классификацию послеоперационных исходов. ЦЕЛЬ ИССЛЕДОВАНИЯ: Создание российского национального калькулятора риска послеоперационных осложнений и летальности. МАТЕРИАЛЫ И МЕТОДЫ: Двухуровневое обсервационное ретроспективно-проспективное исследование. Условия: национальное многоцентровое исследование пациентов хирургических стационаров. Пациенты: взрослые пациенты, подвергающиеся плановым и экстренным оперативным вмешательствам. Виды вмешательств: в акушерстве, в гинекологии, на молочной железе, в урологии и на почках, в эндокринной хирургии, в челюстно-лицевой хирургии, в ортопедии и травматологии, на нижнем этаже брюшной полости, на печени и желчевыводящих путях, на верхнем этаже брюшной полости, в торакальной хирургии, в сосудистой хирургии, в нейрохирургии, в кардиохирургии, в других областях (с обязательной конкретизацией). РЕЗУЛЬТАТЫ: Разработанный дизайн был зарегистрирован в базе данных ClinicalTrials.gov, исследование организовано Федерацией анестезиологов и реаниматологов России. Определены первичные (30-дневная летальность, 30-дневные осложнения) и вторичные (госпитальная летальность, госпитальные осложнения, длительность пребывания в отделениях анестезиологии, реанимации и интенсивной терапии, длительность пребывания в стационаре, полиорганная недостаточность (2 балла и более по шкале SOFA (Sequential Organ Failure Assessment), 90-дневная летальность, 90-дневные осложнения, синдром последствий интенсивной терапии, повторная госпитализация, годовая летальность), исходы; 6 первичных и 12 вторичных целевых точек; критерии включения, невключения, исключения. Описаны необходимый размер выборки и методы статистического анализа. Планируемый объем выборки для обеспечения требуемой мощности исследования определен в 60 800 наблюдениях для плановых операций и 20 000 наблюдений для экстренных операций. Планируемые сроки проведения исследования — 2024–2028 гг. ВЫВОДЫ: Исследование имеет важное научное и медико-социальное значение, в результате анализа полученных данных будет разработан российский национальный калькулятор риска послеоперационных осложнений и летальности. В перспективе разработанный калькулятор может стать основой для принятия медицинских решений.

https://doi.org/10.21320/1818-474X-2024-1-158-167
PDF_2024-1_158-167
HTML_2024-1_158-167_S
PDF_2024-1_158-167 (English)
HTML_2023-4_158-167_S (English)

Введение

В настоящее время частота периоперационных осложнений и летальность, связанная с проведением оперативного вмешательства, невелики. Тем не менее с учетом значительного числа оперативных вмешательств, проводимых во всем мире (а это более 300 млн в год) [1], общее число пациентов с осложненным послеоперационным периодом велико, а послеоперационная летальность занимает третье место в структуре причин смерти (7,7 %), уступая лишь ишемической болезни сердца и инсульту [2]. Более того, даже у выписанных пациентов развившиеся осложнения могут значительно снижать качество жизни и ухудшать долгосрочный прогноз [3]. В большей степени вышесказанное касается пациентов высокого риска, выявление которых и является приоритетной задачей анестезиологии.

Выявление факторов риска, обусловливающих высокую вероятность неблагоприятного исхода, на текущий момент немыслимо без проведения всеобъемлющих проспективных популяционных исследований, которые, с одной стороны, позволяют оценить вклад множества переменных в риск осложнений и летальности, а с другой — максимально охватить определенную популяцию, выявив характерные для нее предикторы [4]. На данный момент в литературе описано несколько популяционных исследований и программ, позволивших создать национальные базы данных (регистры) послеоперационных исходов. К таким исследованиям можно отнести несколько международных (ISOS, EuSOS и ASOS) [5–7] и национальных (таких как SweSOS [8] или ColSOS [9]), находящихся на разных этапах проведения. Из национальных баз данных наиболее известной является база данных ACS-NSQIP (Национальная программа по улучшению качества хирургической помощи Американского колледжа хирургов, The American College of Surgeons (ACS), National Surgical Quality Improvement Program (NSQIP)), содержащая сведения об исходах хирургического лечения более чем 5 млн пациентов из США начиная с 1991 г. [10].

Полученные результаты этих исследований нередко в значительной степени разнятся, что стало следствием разнообразия подходов к критериям включения в исследование, различий в характеристиках изучаемых популяций и отсутствием единого взгляда на классификацию послеоперационных исходов. При оценке летальности авторами чаще всего регистрируется 30-дневная летальность, однако с учетом современных представлений о роли периоперационных факторов и осложнений в развитии неблагоприятного долгосрочного исхода становится очевидной необходимость определения годичной летальности. Как показало национальное обсервационное исследование SweSOS, частота летальности значительно увеличивается со временем: так, 30-дневная летальность составила 1,8 %, 3-месячная — 3,9 %, а 6-месячная и годовая — 5,0 % и 8,5 % соответственно [8].

В регистрации послеоперационных осложнений также отсутствует единый подход, и в современных протоколах фигурирует несколько систем, наиболее распространенные из них — классификация совместной рабочей группы ESA (Европейское общество анестезиологов, The European Society of Anesthesiology) и ESICM (Европейское общество специалистов по интенсивной терапии, The European Society of Intensive Care Medicine) [11] и классификация ACS-NSQIP [12]. И хотя во многом они схожи (осложнения сгруппированы в блоки по характеру нарушений), различия тоже присутствуют, и даже одно и то же осложнение может иметь разное определение. Кроме того, некоторые существенные исходы не включены в указанные классификации, что предопределяет их недооценку.

Безусловно, одним из преимуществ создания обширной популяционной базы данных является регистрация большого числа потенциальных предикторов неблагоприятного исхода с последующей оценкой их индивидуального вклада в комплексный периоперационный риск. Вид оперативного вмешательства сам по себе уже является фактором, во многом определяющим вероятность развития осложнений (табл. 1).

Область хирургии Летальность, % Осложнения, %
Плановая хирургия Экстренная хирургия Плановая хирургия Экстренная хирургия
Гинекология 0,2 [13] 3,7–6,5 [14, 15]
Акушерство 0,8 [15] 0,4–2,8 [16–18]
Эндокринная хирургия 0,41–0,5 [19–22] 0,4–22,1 [19–22]
Операции на молочной железе 0,1 [5] 8,3 [5]
Урология 0,2 [5] 0,6 [23] 14,8 [5] 22 [24]
Челюстно-лицевая хирургия 0,0021 [25] 3,2 [26] 14–64 [27] 28–90 [26]
Ортопедия и травматология 0,3 [5] 3,5–20,2 [28–30] 16,5 [5] 36 [29]
Нижний этаж брюшной полости 1,0 [5] 34 [31] 24,3 [5] 67 [31]
Печень и желчевыводящие пути 0,6 [5] 7–26,7 [32, 33] 16 [5] 21–35 [32, 33]
Верхний этаж брюшной полости 1,5 [5] 34 [31] 24,4 [5] 67 [31]
Торакальная хирургия 0,9 [5] 7,4–11 [34, 35] 26,4 [5] 36 [35]
Сосудистая хирургия 0,9–5,3 [5, 36] 2,8–23,5 [37, 38] 25,6 [5] 44 [38]
Нейрохирургия 1,5 [5] 23 [39] 38,8 [40] 70–90 [39]
Кардиохирургия 2,3 [5] 11,1 [41] 57 [5] 59 [41]
Таблица 1. Частота неблагоприятного исхода оперативных вмешательств В квадратных скобках указаны ссылки на источники данных.
Table 1. Frequency of unfavorable outcome of surgery Links to references are indicated in square brackets.

Материалы и методы

Первичные исходы

  1. 30-дневная летальность.
  2. 30-дневные осложнения.

Вторичные исходы

  1. Госпитальная летальность.
  2. Госпитальные осложнения.
  3. Длительность пребывания в отделении анестезиологии, реанимации и интенсивной терапии (ОАРИТ).
  4. Длительность пребывания в стационаре.
  5. Полиорганная недостаточность (2 балла и более по шкале SOFA (Sequential Organ Failure Assessment).
  6. 90-дневная летальность.
  7. 90-дневные осложнения.
  8. Синдром последствий интенсивной терапии (ПИТ-синдром).
  9. Повторная госпитализация.
  10. Годовая летальность.

Первичные целевые точки

  1. Создание национального регистра послеоперационных исходов в разных областях хирургии.
  2. Определение частоты и структуры исходов после плановых и экстренных хирургических вмешательств.
  3. Выявление предикторов неблагоприятного исхода.
  4. Разработка и валидация модели прогнозирования осложнений и летальности в различных областях хирургии.
  5. Создание калькуляторов риска послеоперационных осложнений и летальности в различных областях хирургии и интеграция их в единый калькулятор.
  6. Анализ отдаленных результатов у пациентов с послеоперационными осложнениями (через 90 дней и год после операции).

Вторичные целевые точки

  1. Роль сопутствующих заболеваний в развитии неблагоприятного исхода.
  2. Влияние возраста на первичные и вторичные послеоперационные исходы.
  3. Влияние вида анестезии на течение послеоперационного периода.
  4. Влияние онкологической патологии и специфического лечения на первичные и вторичные послеоперационные исходы.
  5. Влияние экстренности операции на риск развития неблагоприятного исхода.
  6. Влияние локализации, доступа и длительности операции на послеоперационный исход.
  7. Оценка и валидация шкал операционно-анестезиологического риска летального исхода (можно перечислить).
  8. Оценка и валидация шкал операционно-анестезиологического риска первичных и вторичных исходов.
  9. Стратификация пациентов высокого периоперационного риска с детализацией на кардиальный, респираторный, неврологический, почечный, печеночный, гемостазиологический, инфекционный и др.
  10. Влияние критериев качества выполнения рекомендаций ФАР на течение послеоперационного периода.
  11. Анализ течения ПИТ-синдрома у пациентов с осложнениями и в зависимости от максимального балла по шкале SOFA и структуры ПОН в послеоперационном периоде.
  12. Анализ эффективности реабилитационных мероприятий у пациентов с ПИТ-синдромом.
  13. Анализ причин летального исхода на основе патологоанатомического исследования.

Критерии включения

А. Взрослые пациенты (возраст 18 лет и старше), подвергающиеся плановым оперативным вмешательствам, выполненным различным доступом:

  • в акушерстве;
  • в гинекологии;
  • на молочной железе;
  • в урологии;
  • в эндокринной хирургии;
  • в челюстно-лицевой хирургии;
  • в ортопедии и травматологии;
  • на нижнем этаже брюшной полости;
  • на печени и желчевыводящих путях;
  • на верхнем этаже брюшной полости;
  • в торакальной хирургии;
  • в сосудистой хирургии;
  • в нейрохирургии;
  • в кардиохирургии;
  • в других областях (с обязательной конкретизацией).

Б. Взрослые пациенты (возраст 18 лет и старше), подвергающиеся экстренным оперативным вмешательствам в перечисленных и других областях хирургии (например, в гнойной хирургии).

Критерии невключения

  1. Отсутствие информированного согласия пациента.
  2. Осложнения, связанные с манипуляциями анестезиолога-реаниматолога.
  3. Вмешательства без участия анестезиолога-реаниматолога.

Критерии исключения

  1. Не полностью заполненные чек-листы.
  2. Ошибки при заполнении чек-листов.
  3. Отклонения от протокола Регистра.

Дизайн Регистра

Двухуровневое обсервационное ретроспективно-проспективное исследование.

Планируемая дата начала исследования: 1 января 2024 г.

Планируемая дата окончания исследования: 31 декабря 2028 г.

Первый уровень

Базовый чек-лист: заполняется на всех пациентов с послеоперационными осложнениями. При этом ежеквартально учитывается общее количество прооперированных в конкретном центре пациентов с учетом распределения их по областям хирургии.

На основе данных базового чек-листа будут получены ответы на следующие целевые точки (3 первичные и 3 вторичные):

  1. Создание национального регистра послеоперационных исходов в разных областях хирургии.
  2. Определение частоты и структуры исходов после плановых и экстренных хирургических вмешательств.
  3. Анализ отдаленных результатов у пациентов с послеоперационными осложнениями (через 90 дней и год после операции).
  4. Анализ течения ПИТ-синдрома у пациентов с осложнениями и в зависимости от максимального балла по шкале и структуры ПОН в послеоперационном периоде.
  5. Анализ эффективности реабилитационных мероприятий у пациентов с ПИТ-синдромом.
  6. Анализ причин летального исхода на основе патолого-анатомического исследования.

Второй уровень

Базовый чек-лист плюс дополнительный чек-лист: заполняется на всех оперируемых пациентов в течение одной выбранной недели ежеквартально.

Также ежеквартально учитывается общее количество прооперированных в конкретном центре пациентов с учетом распределения их по областям хирургии.

На основе данных базового и дополнительного чек-листов будут получены ответы на наиболее важные целевые точки (3 первичные и 11 вторичных):

  1. Выявление предикторов неблагоприятного исхода.
  2. Разработка и валидация модели прогнозирования осложнений и летальности в различных областях хирургии.
  3. Создание калькуляторов риска послеоперационных осложнений и летальности в различных областях хирургии и интеграция их в единый калькулятор.
  4. Роль сопутствующих заболеваний в развитии неблагоприятного исхода.
  5. Влияние возраста на первичные и вторичные послеоперационные исходы.
  6. Влияние вида анестезии на течение послеоперационного периода.
  7. Влияние онкологической патологии и специфического лечения на первичные и вторичные послеоперационные исходы.
  8. Влияние экстренности операции на риск развития неблагоприятного исхода.
  9. Влияние локализации, доступа и длительности операции на послеоперационный исход.
  10. Оценка и валидация шкал операционно-анестезиологического риска летального исхода (можно перечислить).
  11. Оценка и валидация шкал операционно-анестезиологического риска первичных и вторичных исходов.
  12. Стратификация пациентов высокого периоперационного риска с детализацией на кардиальный, респираторный, неврологический, почечный, печеночный, гемостазиологический, инфекционный и другие.
  13. Влияние критериев качества выполнения рекомендаций ФАР на течение послеоперационного периода.

Базовый и дополнительный чек-листы представлены в Приложениях 1 и 2.

Статистический анализ

Планируемый объем выборки для второго уровня — не менее 108 000 в оценочной когорте и не менее 54 000 в когорте валидации. Расчет размера выборки был произведен с учетом того факта, что требуется не менее 10 случаев послеоперационных осложнений на один фактор, включенный в финальную регрессионную модель. Для каждой области хирургии был рассчитан объем выборки с учетом известной частоты послеоперационных осложнений и летальности в плановой и экстренной хирургии (табл. 2).

Область хирургии (количество) Плановые операции Экстренные операции
Разработка Валидация Разработка Валидация
Акушерство 2000 1000 1000 500
Гинекология 4000 2000 2000 1000
Маммология 8000 4000 2000 1000
Урология 4000 2000 1500 800
Эндокринная хирургия 4000 2000 1500 800
Травматология (ортопедия) 3500 2000 1000 500
Челюстно-лицевая хирургия 2500 1500 1000 500
Нейрохирургия 2000 1000 500 200
Печень и желчевыводящие пути 2000 1000 500 200
Торакальная хирургия 1500 1000 500 200
Нижний этаж брюшной полости 1500 1000 500 200
Верхний этаж брюшной полости 1500 1000 400 200
Сосудистая хирургия 1000 500 400 200
Кардиохирургия 1000 500 400 200
Симультанные операции 500 300 200 100
Всего 40 000 20 800 13 400 6600
Таблица 2. Минимальный объем выборки у пациентов, подвергающихся плановым и экстренным оперативным вмешательствам
Table 2. Minimum sample size for patients undergoing elective and emergency surgery

Характер распределения исследуемых показателей будет оценен с помощью критерия Колмогорова—Смирнова. Непрерывные данные будут представлены в виде медианы и межквартильного диапазона для непараметрического распределения и в виде среднего значения и стандартного отклонения для параметрического распределения. Категориальные переменные будут представлены в виде числа пациентов и процента от общего числа пациентов.

Для первоначальной оценки ассоциации фактора с послеоперационными осложнениями будет проведен однофакторный анализ с помощью критерия χ2 и критерия Манна—Уитни или Краскела—Уоллиса. Все переменные с достоверной связью, выявленной в однофакторном анализе (p < 0,05), будут включены в логистическую регрессию при отсутствии между ними коллинеарности (коэффициент корреляции менее 0,25). Модель логистической регрессии будет построена с использованием процедуры одновременного включения, в которой наличие осложнения и летальный исход будет зависимой переменной. Критерием для исключения фактора будет установлено на уровне значимости 0,05. Будут также рассчитаны скорректированные отношения шансов и 95%-е доверительные интервалы.

Полученная прогностическая модель будет оценена в валидационной группе с помощью ROC-анализа и критерия Хосмера—Лемешоу.

Применительно к разработке и валидации полученных моделей и шкал будут применены такие современные методологические подходы, как:

  • TRIPOD — Transparent Reporting of a multivariable prediction model for Individual Prognosis Or Diagnosis (прозрачная отчетность о многопараметрической модели прогнозирования для индивидуального прогноза или диагноза) [42];
  • PROBAST — Prediction model Risk Of Bias ASsessment Tool (инструмент оценки риска отклонений от исходной точности модели прогнозирования) [43];
  • SHAP — SHapley Additive exPlanation (оценка вклада каждой переменной в прогнозирование модели с позиций риск–польза) [44];
  • The Brier score — оценка Брайера (показатель точности прогнозирования бинарных исходов) [45].

Заключение

Впервые в России запланировано многоцентровое исследование, посвященное созданию национального регистра для изучения факторов риска неблагоприятного исхода в плановой и экстренной хирургии. Это многоцентровое исследование позволит определить роль предикторов заболеваний в развитии послеоперационных осложнений и летального исхода, а также создать национальную модель оценки периоперационного риска.

Конфликт интересов. И.Б. Заболотских — первый вице-президент Общероссийской общественной организации «Федерация анестезиологов и реаниматологов»; А.И. Грицан — вице-президент Общероссийской общественной организации «Федерация анестезиологов и реаниматологов»; А.Н. Кузовлев — вице-президент Общероссийской общественной организации «Федерация анестезиологов и реаниматологов», заместитель директора — руководитель НИИ общей реаниматологии им. В.А. Неговского Федерального научно клинического центра реаниматологии и реабилитологии (ФНКЦ РР); К.М. Лебединский — президент Общероссийской общественной организации «Федерация анестезиологов и реаниматологов»; Е.М. Шифман — вице-президент Общероссийской общественной организации «Федерация анестезиологов и реаниматологов». Остальные авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Disclosure. I.B. Zabolotskikh is the First Vice President of the All-Russian public organization “Federation of anesthesiologists and reanimatologists”; A.I. Gritsan is the Vice President of the All-Russian public organization “Federation of anesthesiologists and reanimatologists”; A.N. Kuzovlev is the Vice President of the All-Russian public organization “Federation of anesthesiologists and reanimatologists”, Deputy Director of Federal Research and Clinical Center of Intensive Care Medicine and Rehabilitology and K.M. Lebedinskii is the President of the All-Russian public organization “Federation of anesthesiologists and reanimatologists”; E.M. Shifman is the Vice President of the All-Russian public organization “Federation of anesthesiologists and reanimatologists”. Other authors declare that they have no competing interests.

Вклад авторов. Все авторы в равной степени участвовали в разработке концепции статьи, получении и анализе фактических данных, написании и редактировании текста статьи, проверке и утверждении текста статьи.

Author contribution. All authors according to the ICMJE criteria participated in the development of the concept of the article, obtaining and analyzing factual data, writing and editing the text of the article, checking and approving the text of the article.

Этическое утверждение. Проведение исследования будет одобрено локальными этическими комитетами включенных в исследование центров.

Ethics approval. This study will be approved by the local Ethical Committees of the research centers included in the study.

Регистрация исследования. Исследование зарегистрировано в международной базе https://clinicaltrials.gov под эгидой Общероссийской общественной организации «Федерация анестезиологов и реаниматологов» (главный исследователь — И.Б. Заболотских), номер исследования NCT06146270.

Registration of the study. The study was registered in the international database https://clinicaltrials.gov under the auspices of the All-Russian Public Organization “Federation of Anesthesiologists and Reanimatologists” (principal investigator I.B. Zabolotskikh), study number NCT06146270.

Информация о финансировании. Авторы заявляют об отсутствии внешнего финансирования при проведении исследования.

Funding source. This study was not supported by any external sources of funding.

Декларация о наличии данных. Данные, подтверждающие выводы этого исследования, можно получить у корреспондирующего автора по обоснованному запросу.

Data Availability Statement. The data that support the findings of this study are available from the corresponding author upon reasonable request.

Библиографические ссылки

  1. Weiser T.G., Haynes A.B., Molina G., Lipsitz S.R. Size and distribution of the global volume of surgery in 2012. Bull World Health Organ. 2016; 94(3): 201–9F. DOI: 10.2471/BLT.15.159293
  2. Nepogodiev D., Martin J., Biccard B., et al. National Institute for Health Research Global Health Research Unit on Global Surgery. Global burden of postoperative death. Lancet. 2019; 393(10170): 401. DOI: 10.1016/S0140-6736(18)33139-8
  3. Khuri S.F., Henderson W.G., DePalma R.G., et al. Determinants of long-term survival after major surgery and the adverse effect of postoperative complications. Ann Surg. 2005; 242(3): 326–43. DOI: 10.1097/01.sla.0000179621.33268.83
  4. Seese L., Sultan I., Gleason T.G., et al. The impact of major postoperative complications on long-term survival after cardiac surgery. Ann Thorac Surg. 2020; 110(1): 128–35. DOI: 10.1016/j.athoracsur.2019.09.100
  5. International Surgical Outcomes Study group. Global patient outcomes after elective surgery: prospective cohort study in 27 low-, middle- and high-income countries. Br J Anaesth. 2016; 117(5): 601–9. DOI: 10.1093/bja/aew316
  6. Pearse R.M., Moreno R.P., Bauer P., et al. Mortality after surgery in Europe: a 7 day cohort study. Lancet. 2012; 380(9847): 1059–65. DOI: 10.1016/S0140-6736(12)61148-9
  7. Biccard B.M., Madiba T.E., Kluytset H.L., et al. Perioperative patient outcomes in the African Surgical Outcomes Study: a 7-day prospective observational cohort study. Lancet. 2018; 391(10130): 1589–98. DOI: 10.1016/S0140-6736(18)30001-1
  8. Jawad M., Baigi A., Oldner A., et al. Swedish surgical outcomes study (SweSOS): An observational study on 30-day and 1-year mortality after surgery. Eur J Anaesthesiol. 2016; 33(5): 317–25. DOI: 10.1097/EJA.0000000000000352
  9. Pérez-Rivera C.J., Lozano-Suárez N., Velandia-Sánchez A, et al. Perioperative mortality in Colombia: perspectives of the fourth indicator in The Lancet Commission on Global Surgery - Colombian Surgical Outcomes Study (ColSOS) - a protocol for a multicentre prospective cohort study. BMJ Open. 2022; 12(11): e063182. DOI: 10.1136/bmjopen-2022-063182
  10. Khuri SF, Daley J, Henderson W, et al. The National Veterans Administration Surgical Risk Study: risk adjustment for the comparative assessment of the quality of surgical care. J Am Coll Surg 1995; 180(5): 519–31.
  11. Jammer I., Wickboldt N., Sander M., et al. Standards for definitions and use of outcome measures for clinical effectiveness research in perioperative medicine: European Perioperative Clinical Outcome (EPCO) definitions: a statement from the ESA-ESICM joint taskforce on perioperative outcome measures. Eur J Anaesthesiol. 2015; 32(2): 88–105. DOI: 10.1097/EJA.0000000000000118
  12. User Guide for the 2010 Participant Use Data File. Chicago, IL: American College of Surgeons National Surgical Quality Improvement Program, 2011. Last accessed November 11, 2023 Available at https://www.facs.org/media/rpka3vts/ug10.pdf
  13. Erekson E.A., Yip S.O., Ciarleglio M.M., et al. Postoperative complications after gynecologic surgery. Obstet Gynecol. 2011; 118(4): 785–93. DOI: 10.1097/AOG.0b013e31822dac5d
  14. Kaya A.C., Radosa M.P., Zimmermann J.S.M. et al. Intraoperative and postoperative complications of gynecological laparoscopic interventions: incidence and risk factors. Arch Gynecol Obstet 2021; 304(5): 1259–69. DOI: 10.1007/s00404-021-06192-7
  15. Филиппов О.С., Гусева Е.В. Материнская смертность в Российской Федерации в 2019 г. Проблемы репродукции. 2020; 26(6–2): 8–26. DOI: 10.17116/repro2020260628 [Filippov O.S., Guseva E.V. Maternal mortality in the Russian Federation in 2019. Russian Journal of Human Reproduction. 2020; 26(6–2): 8–26. DOI: 10.17116/repro2020260628 (In Russ)]
  16. Maronge L, Bogod D. Complications in obstetric anaesthesia. Anaesthesia. 2018; 73(Suppl 1): 61–6. DOI: 10.1111/anae.14141
  17. Lim G., Facco F.L., Nathan N., et al. A Review of the Impact of Obstetric Anesthesia on Maternal and Neonatal Outcomes. Anesthesiology. 2018; 129(1): 192–215. DOI: 10.1097/ALN.0000000000002182
  18. Роненсон А. М., Шифман Е. М., Куликов А. В. Неврологические осложнения в акушерской анестезиологии. Вестник акушерской анестезиологии. 2020; 4(30): 11–7. [Ronenson A.M., Shifman E.M., Kulikov A.V. Neurological complications in obstetric anesthesiology. Obstetric Anesthesia Digest 2020; 4(30): 11–7. (In Russ)]
  19. Bohatch Júnior M.S., Mendes R.A., da-Silva A.F.V., et al. Evaluation of postoperative complications in elderly patients submitted to parotidectomy. Avaliação das complicações pós-operatórias em pacientes idosos submetidos à parotidectomia. Rev Col Bras Cir. 2018; 45(4) :e1896. DOI: 10.1590/0100-6991e-20181896
  20. Henneman R., Berger D.M.S., Karakullukcu M.B., et al. Surgical site complications after parotid gland surgery for benign tumors in a centralized setting: A Clavien-Dindo class cohort analysis. Eur J Surg Oncol. 2020; 46(2): 258–62. DOI:10.1016/j.ejso.2019.10.028
  21. Lukinović J., Bilić M. Overview of Thyroid Surgery Complications. Acta Clin Croat. 2020; 59(Suppl 1): 81–6. DOI:10.20471/acc.2020.59.s1.10
  22. Pandey A.K., Maithani T., Agrahari A., et al. Postoperative Complications of Thyroid Surgery: A Corroborative Study with an Overview of Evolution of Thyroid Surgery. Int J Head Neck Surg 2015; 6(4): 149–54. DOI:10.5005/jp-journals-10001-1245
  23. AlSowaiegh R., Naar L., El Moheb M., et al. The Emergency Surgery Score is a powerful predictor of outcomes across multiple surgical specialties: Results of a retrospective nationwide analysis. Surgery. 2021; 170(5): 1501–7. DOI: 10.1016/j.surg.2021.05.040
  24. Brodak M., Tomasek J., Pacovsky J., et al. Urological surgery in elderly patients: results and complications. Clin Interv Aging. 2015; 10: 379–84. DOI: 10.2147/CIA.S73381
  25. Mortazavi H., Baharvand M., Safi Y. Death Rate of Dental Anaesthesia. J Clin Diagn Res. 2017; 11(6): ZE07–ZE09. DOI: 10.7860/JCDR/2017/24813.10009
  26. Kim Y.K. Complications associated with orthognathic surgery. J Korean Assoc Oral Maxillofac Surg. 2017; 43(1): 3–15. DOI: 10.5125/jkaoms.2017.43.1.3
  27. Lone P.A., Wani N.A., Ain Q.U., et al. Common postoperative complications after general anesthesia in oral and maxillofacial surgery. Natl J Maxillofac Surg. 2021; 12(2): 206–10. DOI: 10.4103/njms.NJMS_66_20
  28. Шубняков И.И., Воронцова Т.Н., Богопольская А.С. и др. Летальность у пациентов с переломами проксимального отдела бедренной кости при консервативном и оперативном лечении. Хирургия. Журнал им. Н.И. Пирогова. 2022; 4: 60–8. DOI: 10.17116/hirurgia202204160 [Shubnyakov I.I., Vorontsova T.N., Bogopolskaya A.S., et al. Mortality in patients with proximal femur fractures undergoing conservative and surgical treatment. Pirogov Russian Journal of Surgery = Khirurgiya. Zhurnal im. N.I. Pirogova. 2022; 4: 60–8. DOI: 10.17116/hirurgia202204160 (In Russ)]
  29. Гуманенко Е.К., Завражнов А.А., Супрун А.Ю. и др. Тяжелая сочетанная травма и политравма: определение, классификация, клиническая характеристика, исходы лечения. Политравма. 2021; 4: 6–17. DOI: 10.24412/1819-1495-2021-4-6-17 [Gumanenko E.K., Zavrazhnov A.A., Suprun A.Yu., et al. Severe combined trauma and polytrauma: definition, classification, clinical characteristics, treatment outcomes. Polytrauma. 2021; 4: 6–17. DOI: 10.24412/1819-1495-2021-4-6-17 (In Russ)]
  30. Gurney J.K., McLeod M., Stanley J., et al. Postoperative mortality in New Zealand following general anaesthetic: demographic patterns and temporal trends. BMJ Open. 2020; 10(9): e036451. DOI: 10.1136/bmjopen-2019-036451
  31. Cauley C.E., Panizales M.T., Reznor G., et al. Outcomes after emergency abdominal surgery in patients with advanced cancer: Opportunities to reduce complications and improve palliative care. J Trauma Acute Care Surg. 2015; 79(3): 399–406. DOI: 10.1097/TA.0000000000000764
  32. Brooks A., Joyce D., La Valle A., et al. Improvements over time for patients following liver trauma: A 17-year observational study. Front Surg. 2023; 10: 1124682. DOI: 10.3389/fsurg.2023.1124682
  33. Lai E.C., Chu K.M., Lo C.Y., et al. Surgery for malignant obstructive jaundice: analysis of mortality. Surgery. 1992; 112(5): 891–6.
  34. Lundin A., Akram S.K., Berg L. et al. Thoracic injuries in trauma patients: epidemiology and its influence on mortality. Scand J Trauma Resusc Emerg Med. 2022; 30(1): 69. DOI: 10.1186/s13049-022-01058-6
  35. Dyas A.R., Thomas M.B., Bronsert M.R., et al. Emergency thoracic surgery patients have worse risk-adjusted outcomes than non-emergency patients. Surgery. 2023; 174(4): 956–63. DOI: 10.1016/j.surg.2023.06.034
  36. Mazzaccaro D., Righini P., Giannetta M., et al. Factors associated with perioperative mortality after late open conversion for failed endovascular aortic repair. J Cardiovasc Surg (Torino). 2023; 64(3): 297–303. DOI: 10.23736/S0021-9509.22.12491-2
  37. Schlacter J.A., Ratner M., Siracuse J.J., et al. Urgent endarterectomy for symptomatic carotid occlusion is associated with a high mortality. J Vasc Surg. 2023; 78(2): 423–9. DOI:10.1016/j.jvs.2023.02.029
  38. Juneja A., Garuthara M., Talathi S., et al. Predictors of poor outcomes after lower extremity revascularization for acute limb ischemia. Vascular. 2023; 17085381231154290. DOI: 10.1177/17085381231154290
  39. Ahmadian A., Mizzi A., Banasiak M., et al. Cardiac manifestations of subarachnoid hemorrhage. Heart Lung Vessel. 2013; 5(3): 168–78.
  40. Moiyadi A.V., Shetty P.M. Perioperative outcomes following surgery for brain tumors: Objective assessment and risk factor evaluation. J Neurosci Rural Pract. 2012; 3(1): 28–35. DOI: 10.4103/0976-3147.91927
  41. Kim K.M., Arghami A., Habib R., et al. The Society of Thoracic Surgeons Adult Cardiac Surgery Database: 2022 Update on Outcomes and Research. Ann Thorac Surg. 2023; 115(3): 566–74. DOI: 10.1016/j.athoracsur.2022.12.033
  42. Moons K.G., Altman D.G., Reitsma J.B., et al. Transparent Reporting of a multivariable prediction model for Individual Prognosis or Diagnosis (TRIPOD): explanation and elaboration. Ann Intern Med. 2015; 162(1): W1–W73. DOI: 10.7326/M14-0698
  43. Wolff R.F., Moons K.G.M., Riley R.D., et al. PROBAST: A Tool to Assess the Risk of Bias and Applicability of Prediction Model Studies. Ann Intern Med. 2019; 170(1): 51–8. DOI: 10.7326/M18-1376
  44. Hu C., Li L., Huang W., et al. Interpretable Machine Learning for Early Prediction of Prognosis in Sepsis: A Discovery and Validation Study. Infect Dis Ther. 2022; 11(3): 1117–32. DOI: 10.1007/s40121-022-00628-6
  45. Yang W., Jiang J., Schnellinger E.M., et al. Modified Brier score for evaluating prediction accuracy for binary outcomes. Stat Methods Med Res. 2022; 31(12): 2287–96. DOI: 10.1177/09622802221122391
Лицензия Creative Commons

Это произведение доступно по лицензии Creative Commons «Attribution-NonCommercial-ShareAlike» («Атрибуция — Некоммерческое использование — На тех же условиях») 4.0 Всемирная.

Copyright (c) 2024 Вестник интенсивной терапии имени А.И. Салтанова